Павлова Елизавета психолог в Москве - тел. +7 (915) 203-19-25 2014-12-11T12:32:58Z /feed/atom/ WordPress Елизавета Павлова <![CDATA[Библиотека знаний о себе]]> /?p=1249 2014-12-11T12:32:58Z 2014-12-11T11:38:10Z soapОбычно люди, полагая, что себя хорошо изучили и знают, полагаются на библиотеку знаний о себе. В человеческой жизни много что происходило, много что произвело на человека впечатление, запомнилось – вот все это и отложилось в библиотеку знаний (я, говоря об этом, представляю себе библиотечную картотеку, где на каждой карточке написаны какие-то данные, а моя подруга, айтишница, оперирует термином «кэш» :) ). Там лежит и информация о близких («Это бабушка, она уже старенькая, любит вишневое варенье, вязать варежки и рассказывать как видела Ленина учить жизни»), и о себе и своих пристрастиях («Я плохо разбираюсь в алгебре и ужасно люблю шоколад»), и об окружающем мире («Никому не интересно смотреть, что ты плачешь; ты только всех раздражаешь своими проблемами, поэтому будь весёлой, бесконфликтной и беспроблемной») – ну например.

Библиотека знаний – это совсем не плохо. Даже наоборот, хорошо. Тех, кто потерял память (и с ней всю свою библиотеку знаний), лечат. В одном из романов Станислава Лема люди, высаживавшиеся на дальнюю планету, теряли память, и полностью утрачивали ориентацию в окружающем мире; например, на месте их гибели было найдено мыло со следами укусов зубов. Ну не помнили люди, что делают с мылом, и это знание было потеряно.

  1. Библиотека знаний о себе и мире здорово разгружает оперативную память: «Так, в прошлый раз я заказывал бифштекс и картошку, и мне, кажется, понравилось; значит, и сегодня закажу снова – мою любимую, картошечку!»
  2. Библиотека знаний сильно экономит время: достаточно раз собрать информацию о мире и о себе, и всё, можно обращаться к ней регулярно, по мере надобности. Как говорит об этом моя подруга-айтишница, «запрашивать кэш». Постоянно заново собирать по крупицам информацию о тех людях, с которыми каждый день общаешься – не очень-то удобно.
  3. Библиотека знаний очень повышает самооценку и снижает травматичность от коммуникации со внешним миром. Получать новые знания – всегда болезненно, что там ни говори. Приходится быть в позиции неумейки и незнайки, совершать ошибки (а в нашей культуре ошибки – болезненны и унизительны!), получать удары по самооценке. «Знайкой» быть приятно и почётно, «незнайкой» – стыдно и неуютно. Опять-таки, пока исследуешь внешний и внутренний мир, получаешь болезненную обратную связь (она может и не быть болезненной, но человек обычно готовится к худшему).

То есть, у библиотеки знаний масса плюсов. Она позволяет человеку чувствовать себя сведущим, свободным и вооруженным знаниями.
Правда, есть небольшой, но неприятный нюанс, про который писал классик: «…но во время пути собака могла подрасти…». То есть, окружающий мир меняется и записи в библиотеке знаний перестают соответствовать истинному положению вещей. И вот в этом-то и кроется проблема.

  1. Знания о себе и мире могут устареть. Например, в «кэше» записано: «Вот мой муж, он очень меня любит». Это приятное знание, когда-то даже бывшее истиной; оно ласкает самолюбие и дает иллюзию безопасности. А муж давно уже не тот, у него три любовницы и заначки в двух банках, и общее имущество он на себя втихаря переписывает. Встреча с объективной реальностью, которая откроется бедной женщине, когда закрывать глаза на правду станет невозможно, будет чрезвычайно болезненной.
  2. Знания о себе и мире может быть намеренно или ненамеренно искажаемы другими. Например, в классическом фильме «Газовый свет» главная героиня выходит замуж за мужчину, который старается свести ее с ума, рассказывая, что она неадекватна и психически нездорова. Якобы она выдумывает события, теряет предметы, совершает безумные выходки, а супруг заботливо старается оградить ее от психического нездоровья. Бедняжка почти верит злодею, но обман разоблачается. Гнев героини страшен: в последней сцене фильма она размахивает перед мужем-лгуном пистолетом и в ярости кричит: «Тебе это кажется! Вот выстрелю сейчас, и скажу, что всё тебе показалось!!!».

Самое интересное, как люди предпочитают обходиться с собственным кэшем, с собственной библиотекой знаний. Это – предмет моего самого бурного изумления.
Так вот: обычно люди не исправляют кэш, не корректируют знания в библиотеке – они пытаются «подрихтовать» внешний мир и окружающую действительность так, чтобы те соответствовали их представлениям. Иногда на это уходит уйма времени и сил. Иногда это требует «подгонки» других, живых людей под свои представления о мире. Или «подгонки» самого себя под эти представления.
Но, обычно, чрезвычайно интересные вещи происходят там, где вступают во взаимодействие отношения между людьми и их библиотеками.

  • Например, постоянно рассказывается история о человеке, который пошел на психотерапию (часто не выдержав расхождений между собственной библиотекой знаний и реальной действительностью). И многое в своей жизни и отношениях поменял. И вот является он, обновленный, к близким, а те недовольны – верни как было! Дело даже не в том, что наш изменившийся клиент стал хуже для них (он не всегда стал хуже) – он стал непривычным, незнакомым, и теперь из-за него целый раздел библиотеки переписывать. Это ж так неудобно! Возможно, он и раньше был не самым удобным человеком, но к нему уже как-то приноровились. А теперь вот – придется изучать новые характеристики, тратить на это время и силы, потом менять карточки в библиотеке, и еще непонятно, какие и сколько. Нет уж, вертай всё взад, и не покушайся на наше удобство! Мы всегда знали, какой ты – и дальше будем общаться с тем, кто был на месте тебя сегодняшнего. И некоторые, что характерно, продолжают общаться именно что с бывшим, а не с нынешним, изменившимся человеком.
  • Иногда человек меняется сам, спонтанно, и никто в этом не виноват. Просто вырос или перенёс жизненный кризис, и уже не открутишь назад. Помните сцену из старого фильма «Золушка» по пьесе Евгения Шварца, где король, возмущаясь, кричит: «Безобразие! Почему мне не доложили, что мой сын уже вырос!»? То есть, папа-король привычно общался с принцем, как с маленьким мальчиком, а он возьми и вырасти в юношу, да еще и влюбись! Опять сплошные неудобства. Папа был не готов взаимодействовать с таким, новым сыном, и папа сердится.

  •   А иногда людям настолько важна выстроенная вокруг старых знаний в библиотеке система отношений, что они готовы костьми лечь и полностью живого человека обстругать, лишь бы он помещался в прокрустово ложе старой системы отношений. (Из этой оперы, например, фраза «для мамы ребёнок всегда останется маленьким» – то есть, у него самого уже внуки, он немолод и сед, а мама будет упорно проверять, не забыл ли он, дурачок несмышлёный, завязать поплотнее шарфик. Понятно, что тут система, где мама – самое важное для ребёнка и центр его мироздания, важнее объективно изменившихся людей, их новых характеристик и новых потребностей. Ей важно быть самой главной в жизни выросшего ребёнка, незаменимой и заботливой, поэтому изволь звонить маме ежедневно и отчитываться, как ты там докторскую пишешь, сыночка, а то мама переживает и уснуть не может).

Так что библиотека знаний – не мертвое хранилище когда-то актуальных данных, а рабочий инструмент. Когда она таковым инструментом быть перестаёт, то проблемы возникают и у самого владельца знаний, и у окружающих: человек или не лучшим образом вписывается в современное ему общество, либо смело идёт на это общество в бой, пытаясь подогнать весь мир под свои стандарты и представления о прекрасном. (Все попытки возродить патриархат, Российскую империю или коммунизм – из этой серии; возможно, какие-то удачные элементы из перечисленных типов социальных отношений еще и вернутся, но прошлое целиком, в прежнем виде, уже не вернётся).

Важно время от времени проверять сложившуюся библиотеку и обновлять в ней данные. Самый удачный для этого момент – когда на это укажет окружающая действительность.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Психология для несовершенных людей]]> /?p=1245 2014-12-11T11:12:25Z 2014-11-04T20:36:25Z fightingМне тут недавно вспомнился один диалог. Работала я тогда в благотворительном детском фонде: мы помогали социальным сиротам (т.е., детям, чьи родители не лишены родительских прав). Сижу как-то в кабинете, никого не трогаю, разбираю бумажки. И тут заходит в комнату пообщаться знакомая айтишница из соседнего подразделения. Слово за слово, спросила, что делаем, а потом, видимо, решила поделиться наболевшим: завела разговор о том, как же неправы мамы, которые сдают детей в детские приюты. Дескать, ну как можно быть такими дурами! Как можно! Вот она (айтишница) сперва образование получила, потом замуж удачно вышла, двоих родила – и никого никуда сдавать не понадобилось. Я пыталась уйти от беседы, отвечать кратко и односложно, но она распалялась, приводя всё новые аргументы глупости и бестолковости мамочек, которые не смогли выращивать детей и отдавали их в приют (детей в нашем приюте кормили, обеспечивали, возили в школу; а потом, если у родителей – обычно, кстати, у мамы – налаживалась жизнь, то ребенка могли забрать, и такое случалось достаточно регулярно).
Под конец я не выдержала, отложила бумажки и в лоб спросила: «Наташа, ты что сказать-то хочешь? Что эти мамашки все дуры? Ну да, даже и дуры. Многие рожали в 16, в 18 лет, без образования. Маленькие сами были, подростки, мозгов никаких. И что теперь? Давай их убивать? Что делать-то ты предлагаешь? Мы вот помогаем людям, даже если они и сделали глупость и теперь расплачиваются. Они, кстати, страдают, к детям в приют ездят, гостинцы возят, забирают домой, как только получается. Дети их любят, ждут, дети сами переживают. Что ты предлагаешь, Наташа? Давай их расстреливать, что ли, раз они в 18 лет были дурами и родили детей?». Наташа вмиг осеклась. Было видно, что эта точка зрения – категорически новая для неё. Но поговорить хотелось, и она понемногу перешла к тезису: «Нет, ну надо помогать, что ж теперь-то, все мы люди, все человеки» и стала развивать уже эту точку зрения. Я, кажется, уже не слушала.

Я к чему этот случай вспомнила. Недавно по всем соцсетям прогремела история о том, как двое молодых хипстеров (мальчик и девочка) ездили по всему миру и писали в блог, как им чудесно ездится. Дескать, сдаем квартиру-однушку в Москве за 30 тыс., и нам вдвоём вполне хватает на экзотические путешествия и самое необходимое. А недавно выяснилось, что и про 30 тыс. они оба врали, и ещё юноша-хипстер регулярно бил, унижал, морально опускал и лишал самого необходимого спутницу-хипстершу. И что она никому не сознавалась, потому, что стыдно, а еще потому, что сама виновата, и раз столько терпела – никто не поверит. В этом она оказалась, к сожалению, права. А ещё… Ещё комментарии к этой истории составили целый паноптикум. На первом месте с большим отрывом – мнения: «СамаДураВиновата», в сотнях разновидностей. Тут и классическое мужеское ББПЕ, и раздумчивые дамские мнения: «Ой, девочки, мы таааакие бываем вредные, что, наверное, она заслужила. Дыма-то без огня не бывает». А ещё, несколько особняком, стоит мнение, которое лично меня задевает сильнее прочих. Вот оно: «А что же она не дала сдачи! Что не выкрала паспорт и не сбежала с деньгами на самолет, почему раз за разом ввязывалась и опять ехала с ним в очередные джунгли? Да она же дура!». И вот что я скажу вам, граждане: ДА, ОНА, ПОХОЖЕ ДУРА. И ЭТО ВСЁ РАВНО НЕ ДАЁТ НИКОМУ ПРАВА ЛОМАТЬ ЕЙ ЧЕЛЮСТЬ.
Видите ли, так бывает: не все наши сограждане – разумные, осознанные, сильные духом и зрелые личности. (И зарубежные граждане – тоже не все могут служить моральным примером, ну кто бы мог подумать). Мир полон ханжей, тупиц, скандалисток, лентяев, паразитов и прочих неприятных типов. И сам факт того, что ваша спутница – не очень умна, глупо-идеалистична, не обладает особой силой духа да и вообще своих денег у неё нет, – всё это не дает права бить ее по рёбрам и оставлять без гроша и помощи в чужой стране. Всё это однозначно – неправильное, некрасивое, непорядочное и нехорошее поведение. Даже по отношению к геометрически правильной круглой дуре. Если бы даже она ею была.

Если перед нами стоит человек, которого мы считаем (возможно, обоснованно) глупее, слабее, необразованнее и т.п. – это не дает нам права избивать его/её по собственному желанию. И то, что девушка-путешественница и не смогла распознать вовремя, с кем имеет дело, не проявила силы духа и не сопротивлялась агрессору, как Зоя Космодемьянская, а, наоборот терпела, скрывала синяки и делала вид перед посторонними, как у них всё прекрасно – всё равно не оправдывает насильника. Ну нельзя бить даже глупых и слабых. И «ах, с нею было так трудно», о чём рассказывал в интернетах избивавший ее хипстер-насильник – не аргумент. Трудно было с нею, с дурою – иди, найди себе спутницу-умницу, с которой полегче и катайтесь по миру оба-два в полное своё удовольствие. Но бить – нет, всё равно не было у тебя такого права.

Помню, одна знакомая психологиня в своём бложике развивала идею о том, что неплохо бы выдавать лицензии на родительство. Тогда в комментах развернулась бурная дискуссия, а вот я смолчала, хотя так и просился на язык вопрос: «А что ты будешь делать, если тебе-то самой лицензию не дадут? И куда девать твою, уже рожденную, дочку – ну, если ты лицензии окажешься недостойна?». Полагаю, с такой точки зрения вопрос дамой вообще не рассматривался: люди, которые хотят лицензировать других, обычно не думают, что могут быть отлицензированы сами. (Ровно так же, как те, кто упрекает не сбежавшую от насильника в тропическом путешествии девушку, сами не факт, что смогли бы совершить красивый побег из Шоушенка).

НЕЛЬЗЯ. ВСЁ РАВНО НЕЛЬЗЯ. НЕЛЬЗЯ ПРИТЕСНЯТЬ И ЛИШАТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА ЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПРАВ.

Другие люди имеют те же человеческие права, что и мы сами. И лишать их произвольно этих прав – никак и ничем не может быть оправдано. Даже если мы определяем, что по какому-то критерию (обычно нами самими придуманному) другие люди хуже и до нас не дотягивают. Это вполне может оказаться чистой правдой – но они, эти недотягивающие, они всё равно люди. И ничто не даёт права поступать с ними, как с недо-людьми. Ну, то есть, бить их, оставлять без помощи, лишать еды, запрещать размножаться и т.п.
Не говоря уже о том, что по другим критериям мы сами можем оказаться ой как недотягивающими, неполноценными, неумелыми и неквалифицированными. Так что это всё очень опасная игра. И лучше даже не начинать – всё это очень, очень далеко нас заведёт.

ЛЮДИ, ПОМНИТЕ, ЧТО ВСЕ МЫ ЛЮДИ.

Мы все несовершенные, неправильные и очень во многом неразвитые (и я могу вам гарантировать: до совершенного-идеального человека не разовьется ни один из читающих эти строки, НИ ОДИН). Так и останемся мы все в чём-то очень, очень слабыми. Помните это. И берегите себя. Всё-таки, в нас есть много хорошего.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Пассивная агрессия, часть 2. Откуда она берется и что с этим делать]]> /?p=1237 2014-12-11T11:19:08Z 2014-10-05T19:05:17Z cupsОткуда это берется? Истоки пассивной агрессии

Как почти все особенности личности, пассивная агрессия – родом из детства. Если человек вырос в семье, где один из родителей (или оба) были непредсказуемыми и властными, ему трудно высказывать свои требования, пожелания, возмущения. От этого возникает подспудное чувство опасности, сильная тревога.

Если ребенка наказывают за проявления гнева или напористость, он научается добиваться своих целей окольными путями, а несогласие и гнев не выражать наружно, а проявлять его описанными в первой части статьи пассивными способами.

Например, на одном из форумов при обсуждении пассивно-агрессивного поведения участница заявила: «О, в моей семье было все именно так! У нас было опасно возмущаться и чего-то не просто требовать, а и просить – мама и папа могли рассердиться, назвать меня неблагодарной, наказать… Помню, даже чтобы получить магнитофон на Новый год, я не просила родителей, а выстраивала сложные схемы: как намеками, обиняками добиться того, чтобы они догадались…». Фактически, такой ребенок растет в условиях, где открытое сопротивление невозможно (из-за экономической, физической зависимости от родителей), и обычно виртуозно овладевает навыками «партизанской войны».

Пассивно-агрессивные уверены, что мир – опасное место, что раскрываться в нем и доверять людям – себе дороже. А если другие узнают, что именно тебя пугает, злит или особенно желанно, то они еще и приобретут контроль над тобой. Игры с контролем – еще одна ипостась пассивной агрессии. Потребовать или попросить чего-то от другого – означает подставиться, выказать свою слабость, зависимость. Это означает, что на твоих желаниях люди могут сыграть (а мир, по представлениям пассивно-агрессивных, враждебен и бороться с ним смертельно опасно). Поэтому открыто чего-то хотеть или от чего-то напрямую отказываться – означает отдавать контроль за своей жизнью в чужие руки. Поэтому пассивно-агрессивные своих желаний напрямую не высказывают, а на любую чужую просьбу отвечают «да», после чего мрачнеют, злятся внутри себя и не делают, отговариваясь забывчивостью и тем, что «не успел».
Кстати, отмечу, что культурные нормы также вносят вклад в формирование пассивно-агрессивного типа личности: именно девочек чаще пресекают в проявлениях упрямства, энергичности и гнева. Поэтому множество женщин вырастают уверенными в том, что если они будут «правильными, истинно женственными» (деликатными, всегда милыми, ненапористыми), к ним обязательно «придут и все принесут». А раз не несут, то ты что-то делаешь не так, например многого нагло требуешь; любящий мужчина должен сам догадаться и порадовать любимую женщину; а ее работа – исподволь подвести его к нужной идее. Не выходит вложить другому человеку в голову свои желания, значит – страдай молча, как партизан, а любимый пусть выслушивает: «догадайся сам», «ну неужели непонятно», «если бы ты меня любил, ты бы знал» и «делай, как хочешь». Да, это тоже подковерная борьба за власть и игры в контроль; если открыто сказать: «Сделай мне так-то и так-то, я этого хочу», то можно услышать и прямой отказ («Не сейчас, мне некогда»), и даже, получив желаемое, убедиться в том, что счастья оно не принесло. И что же, значит, кто требовал – тот сам и виноват? Нет, лучше намекать, получить (или не получить) желаемого и, если удовлетворения не будет, то вся вина на том, кто неправильно считывал мысли.

Многочисленные нынче курсы «Как стать женственной женщиной» часто провоцируют и поддерживают в своих слушательницах развитие пассивно-агрессивной личности. На курсах с типовым названием «стань желанной за уикэнд» учат: женщине нельзя, ну никак нельзя проявлять инициативу – нужно быть нежной, беспомощной, манящей, и все у тебя в жизни правильно сложится само. Ведь когда сильный и активный мужчина видит, что женственная женщина мучается, не в силах получить чего-то нужного, он обязательно все поймет и сам для тебя все сделает, добудет и подарит! А делать что-то самой: требовать, добиваться, отказываться от ненужного, просить и заботиться о себе самостоятельно — нельзя ни в коем случае. Ну это же неженственно! Так что либо страдай, что не принесли, либо выкручивай окружающим руки: намекай, исподволь подводи к своей идее, «создавай условия». В общем, пассивная агрессия, как она есть.

Что же делать, если вы встретили пассивно-агрессивного типа на своем пути?

  1. Во-первых, стоит знать, что пассивно-агрессивный человек других провоцирует, но сам конфликта не затеет. Не поддавайтесь на провокации – ваш «взрыв эмоций» не поможет прояснить отношения, а лишь подарит вам репутацию скандалиста в глазах окружающих. Отводите душу где-то еще, жалуйтесь друзьям и близким, но не делайте пассивно-агрессивному такого подарка, не проявляйте себя «плохим» и «скандальным». Не доверяйте пассивно-агрессивному своих тайн и информации, которая может принести вам вред, если будет разглашена.
  2. Назовите своими именами происходящее и свои чувства. Не обвиняйте другого, просто скажите: «Когда происходит то-то и то-то, я обычно огорчаюсь». Например: «Когда вы уходите всем отделом на обед и забываете позвать меня, мне грустно». Не нужно обвинять («вы нарочно!»), не нужно обобщать («вы всегда!»). Расскажите о своих чувствах, как вам стало грустно и плохо. Сам пассивно-агрессивный как огня боится быть обвиненным в чужих бедах, да и окружающим лучше знать, что для вас это не «ничего не случилось», а что-то огорчительное.
  3. Не ждите, что такой человек вас поймет и перевоспитается (даже если вы перескажете ему эту статью). Вероятнее всего, само по себе это не произойдет. Пассивно-агрессивные личности обычно не приходят на психотерапию из-за того, что с ними что-то не так: обычно они жалуются на плохих окружающих (которые, несомненно, во всем виноваты), или на иные психологические проблемы (например, на депрессию), или же их заставляют явиться близкие, которым невыносимо совместное существование.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Пассивная агрессия, часть 1. Что это такое и как это портит нам жизнь]]> /?p=1229 2014-12-11T11:18:39Z 2014-09-29T19:29:26Z svekrovСамурай без меча подобен самураю с мечом. Только без меча. (анекдот)

Что такое пассивная агрессия? Встречал ее в жизни практически каждый (а кое-кто регулярно ее и выплескивает на других). Однако само это явление обсуждается в нашей культуре очень и очень редко. Чаще можно услышать что-то вроде: «У нее дурной характер» или «Он – энергетический вампир: вроде ничего плохого не делает, а после общения с ним чувствуешь себя очень плохо». Люди обычно и не знают, что никакие эзотерические штучки тут ни при чем, и никакие вампиры не виноваты. Просто тот человек, с которым так трудно, на самом деле регулярно поступает с вами пассивно-агрессивно.

Пассивно-агрессивное поведение представляет собой агрессию, выраженную в социально приемлемой форме, при этом агрессор внешне не выходит за рамки социальных норм.

(Когда я искала материал для статьи, внезапно поняла, где именно можно найти множество пассивно-агрессивных реакций: на форумах, где невестки жалуются на свекровей. И я набрала некоторое количество примеров в ЖЖ-сообществе «свекруха-ру»). Итак, примеры:

  • На рождество свекровь подарила мне коробку с банкой варенья. Когда я открыла подарок, она сказала, что варенье – для всех гостей, не только для меня, а коробка ей нужна обратно. 
  • Во время свадебной фотосессии свекровь обратилась к фотографу с просьбой сделать семейное фото – вчетвером и без меня. Я была готова просто расцеловать этого маленького, лысенького человечка, когда он заметил: «Извините, сударыня, но ваша семья уже включает не только четверых. Невеста должна присутствовать на каждой фотографии!»

  • Моя свекровь однажды на день рождения подарила мне Библию, ожерелье с крестом и кулинарную книгу «Как готовить свиные отбивные.» На открытке (с Иисусом) было написано, что она надеется, что я передумала и ей удастся меня спасти. Я упоминала, что еврейка? Я ей твердила все 7 лет нашего брака, что НЕ планирую менять религию. Муж сказал ей, чтоб она больше не беспокоилась насчет подарков, если не может не циклиться на религии. Он добавил, что любит меня и подумывает о переходе в иудаизм! Он ничего подобного не планирует, но хотел ткнуть ей этим в нос. 
  • На каждое рождество свекровь дарит мне поломанный подсвечник. Когда я открываю коробку, мы «обнаруживаем», что стекло разбито. Свекровь каждый раз изображает удивление и забирает коробку, чтобы отнести в магазин и обменять. На следующий год я получаю тот же подарок. 
  • Свекровь любит дарить подарки с целью рассорить внуков между собой. В прошлом году[...] она дала детям 35 долларов и заявила, что двое старших должны получить по 12, а младшему — 11. Все трое посмотрели на неё так, словно она спятила, и мы, разумеется, не позволили этому случиться. 
  • Семья моего бывшего мужа обменивалась подарками на Рождество. Мы были молодой парой с двумя маленькими детьми, и лезли вон из кожи, чтобы купить всем подарки. В ответ получали очень странные вещи, и всегда один подарок на семью. Например, банка конфет M&M на всех. Это расстраивало детей, поскольку все дети получали по собственному подарку, а наши — банку конфет на семью. Однажды каждый внук получил действительно хороший подарок, а наши – по книжечке стоимостью в 89 центов. Это был последний раз, что мы туда пошли. 
  • Мачеха мужа пришла к нам, пока нас не было, и украла цветы в горшках, стоявшие у меня на крыльце. Потом сказала, что сделала это потому, что мы ничего им не подарили на годовщину свадьбы. Цветов этих я так и не получила обратно. Кстати говоря, нам она ни разу ничего не дарила на годовщину.

Трудно было даже выбрать конкретные примеры из множества историй: судя по жалобам женщин, свекрови крайне изобретательны в том, чтобы отравить жизнь невесткам. Они вмешиваются в дела молодой семьи («Я вам добра желаю!»), дарят подарки на грани обидного (и делают вид, что ничего такого не имели в виду), вымогают у сына и невестки определенные действия (благодарность за дешевую побрякушку или чтобы те обязательно, ОБЯЗАТЕЛЬНО поехали в отпуск туда и так, как скажут свекры)…. Ну и классика: вламываться в комнату молодых при любой возможности, даже посреди ночи («у меня там вещи лежат, в шкафу» или «я только одеялко на них поправлю – спят, как голубки!»). При этом заметно, что невестки (да и сыновья) не очень рады вмешательствам, непрошеным советам и подаркам, нравоучениям и колкостям. Потому, что люди вполне чувствуют, что с ними поступили агрессивно, навязали им непрошеное общество, вломились в личные границы.

Была ли в этих случаях проявлена агрессия? Несомненно. Невестки во всех процитированных историях были возмущены, хотя и реагировали по-разному (не все стали доводить до скандала).

Выражалась ли агрессия открыто? Нет. В этом суть пассивной агрессии: такой агрессор никогда не переходит границ социально приемлемого. Ведь родственникам принято дарить подарки? Ну так свекровь вполне социально его сделает. Ах, подарок вышел неудачный – ну, не все же подарки удачные. Зато от чистого сердца, сопровождая «материнским советом». (На самом деле, непрошеным – но тоже социально приемлемым; ведь вполне принято, чтобы старшая женщина давала добрые советы неопытной и младшей).

То есть, в силу того, что социальные нормы грубо нарушены не были, придраться к пассивному агрессору сложно. Но жертва-то, жертва прекрасно понимает, как с ней обошлись! Жертва не радуется и ее не очень-то легко уговорить: «Не бери в голову, ничего страшного». Она ощутила в свой адрес вполне полноценную агрессию: ее (или детей) поставили ниже других, обращались со взрослой женщиной, как с малолетней дурочкой, или, распределяя материальные ценности, демонстративно обделили статусом. Это она и есть – агрессия, только выраженная в пассивной форме.

Как узнать пассивную агрессию?

О, когда в ваш адрес кто-то проявит пассивную агрессию, вы моментально это заметите. Возможно, вы раньше не знали этого термина, но болезненный укол вы ощутите. Пассивный агрессор обычно не грубит, не выходит на открытую конфронтацию. Не повышает голоса и не затевает скандалов сам – но вокруг него конфликтные ситуации вспыхивают часто. Почему-то многим так и хочется нагрубить, наорать на этого ни в чем не повинного человека. И даже после кратковременного общения с таким хочется отвести душу – настолько неприятно и тяжко становится, настолько портится настроение.

Такие люди часто и сами знают, что вокруг них много «недоброжелателей» или просто плохих, злонамеренных людей. Пассивно-агрессивная стратегия заключается в том, чтобы терпеть дурное обращение с собой, а потом жаловаться тому, кто готов слушать (и кто не «пошлет» в ответ).

Пассивно-агрессивные ничего не требуют – они жалуются и упрекают; они не просят – они намекают невзначай (да так, чтобы потом никак не придраться). Они никогда не виноваты в своих бедах – ну, по крайней мере, сами не верят в это. Обязательно виноваты другие, злой рок, дурная система образования, «все в этой стране так устроено» и т.п. (Кстати: одним из действенных методов психотерапии является постепенное подведение человека с пассивно-агрессивным поведением к осознанию того, как он сам, его действия влияют на реакции окружающих. В самом деле, чаще всего оказывается, что это не человек окружен злонамеренными туповатыми подонками, а обычные, нормальные люди почему-то не радуются, получая дозу пассивной агрессии. Но до этого обычно дойти нелегко, и «психологически лечить» людей без их прямого запроса – тоже, кстати, форма мягкой агрессии, так что, пожалуйста, не пытайтесь никого «перевоспитать» из лучших побуждений, хорошо?).

Вот краткий перечень проявлений пассивной агрессии:

  • Не говорят прямо о своих желаниях и потребностях (намекают или молча ожидают, что другие поймут их без слов). Никогда не скажут открыто, что им нравится, а что нет – всегда нужно догадываться. Про таких говорят: «на него не угодишь»;
  • Не затевают первыми скандала, хотя часто его провоцируют;
  • В особо тяжелых случаях могут даже замутить «партизанскую войну» против того, кому недоброжелательствуют – сплетничать, строить козни против ничего не подозревающего «обидчика»;
  • Часто нарушают обязательства: наобещают, а потом не выполняют, саботируют, виртуозно отлынивают. Тут дело в том, что пассивно-агрессивный изначально был против и не хотел делать то, о чем с ним договаривались, но сказать «нет» не мог. Поэтому сказал «да» и попросту ничего и не сделал. Да и сразу не собирался;
  • Часто опаздывают: это тоже форма пассивного сопротивления, когда приходится идти туда, куда сразу не хотел;
  • Обещанное часто откладывают на долгий срок под самыми разными предлогами. Выполняют с неохотой, некачественно и в самый последний момент. Да, кстати, модная нынче прокрастинация – тоже может быть формой пассивной агрессии;
  • Часто непродуктивны, используют т.н. «итальянскую забастовку» — то есть, вроде и делают, а результата все равно нету. Это еще один способ косвенно сказать: «мне это не нравится, я не хочу этого делать!», при этом не вступая в открытый конфликт;
  • Кстати, у пассивно-агрессивных личностей часто репутация людей ненадежных, на которых нельзя положиться – именно из-за вышеперечисленных особенностей;
  • Сплетничают, жалуются на других (за глаза), обижаются. Часто возмущаются и недовольны, что окружающие ведут себя нехорошо, мир несправедлив, государство устроено неправильно, начальство бестолковое, на работе ужасно нагружают и не ценят и т.п. Причину своих бед видят вовне, со своими собственными поступками никак не связывают. Упрекают других за необоснованные требования, за несправедливость к ним власти, за то, что их усилия не ценятся (особенно обожают за спиной обвинять и обливать презрением начальство любых рангов);
  • Критичны и саркастичны. Достигают больших высот в умении одним ядовитым словом «опустить» человека и обесценить его достижения или добрые намерения. Активно критикуют и практически не хвалят – поскольку это позволит другому «получить власть», узнав о том, что нравится или не нравится пассивно-агрессивному;
  • Виртуозно уходят от прямых обсуждений проблем. «Наказывают» молчанием. Упрямо не объясняют, на что обижены, но невербально дают понять, что обида сильная и искупить ее будет непросто. Провоцируют собеседника на выражение недовольства и первые шаги в конфликте (конфликт все равно разгорается, но технически его запустил не пассивно-агрессивный, значит, виноват не он, а оппонент);
  • Во время открытых споров пассивно-агрессивный переходит на личности, припоминает старое, находит, в чем обвинить оппонента и до последнего старается переложить вину на других;
  • Под видом заботы ведут себя так, как будто другой человек — инвалид, глупый, неполноценный и т.п. (классический пример – это когда невестка заканчивает уборку квартиры и обнаруживает, что свекровь ползает с тряпкой, протирая только что вымытый пол. На удивленные вопросы молодой женщины свекровь заботливо сообщает: «О, деточка, не бери в голову, просто у нас принято, чтобы в доме было чисто». Естественно, после такого проявления пассивной агрессии невестка тихо впадет в ярость, но на вежливый тон и показную «заботу» грубить не принято – ну, значит вечером в молодой семье будет скандал).

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Почему мне так хреново, хотя все вроде бы нормально]]> /?p=1219 2014-09-01T18:08:17Z 2014-09-01T18:00:48Z Почему мне так плохоОдин из не таких уж редких запросов клиента на сеансе у психолога может звучать так: «Вроде бы, все нормально, но что-то уж очень мне хреново». Выглядит эта формулировка совершенно по-достоевски, но загадочная русская душа тут совершенно ни при чем.
Вопрос в том, ЧТО человек привык считать для себя «нормальным», как он вообще определяет критерии «нормы» и какое это оказывает влияние на всю его повседневную жизнь.

А как мы вообще понимаем, что некоторые вещи в нашей жизни – «нормальны»? Объясню на примере из собственной жизни. Я в раннем детстве (до 6 лет) ходила в детский садик. Обычный дворовый детский сад в спальном районе. Место в нем получить было очень непросто, и воспитателей, как я понимаю, тоже не хватало. Те же, которые в нем работали – применяли очень и очень странные воспитательные меры. Например, заставляли доедать все на тарелке, вне зависимости от того, хочешь ты это есть или нет. А кто не доедал или копался над порцией (как я, например), тех интенсифицировали: попросту вываливали второе блюдо в недоеденное первое. И не выпускали из-за стола с формулировкой: «Ешь теперь так, пока все не съешь – будешь сидеть»
До сих пор перед глазами стоит картинка: в почти совсем полную тарелку борща, которым я давлюсь уже полчаса, плюхается творожная запеканка. И плывет, рассекая борщ, как маленький линкор. А я, маленькая девочка, верящая взрослым, смотрю на это и с ужасом осознаю, что все, теперь я буду сидеть над этим месивом до тех пор, пока вечером меня не заберут родители. Потому, что есть такую бурду я просто физически не в состоянии – стошнит. На нее и смотреть-то гадко. Но взрослые тетеньки-воспитательницы обещали, что не отпустят, пока не съем. А я никогда этого не съем. Значит, сидеть мне тут вечно.
Ну, в итоге из-за стола в тот раз меня выпустили раньше, чем пришла мама (не будут же воспитательницы, в самом деле, ради одной меня изменять распорядок дня – игры, прогулки и т.п.), но, сидя за столиком, я этого не знала и искренне верила, что да, вот такая моя теперь судьба – сидеть перед ненавистным хрючевом и отчаянно тосковать и мучиться.

Потом, через много лет, когда я давным-давно уже вышла из садика (закончила школу и университет), я рассказала маме о педагогических методах наших воспиталок. Не то, чтобы пожаловаться – а так, к слову пришлось. Мама пришла в ужас: «Какой кошмар они творили! А что же ты мне об этом тогда не рассказала?». Такое обращение с дочкой моя мама не стала бы терпеть – пришла бы лично и разнесла этот дурацкий сад по кирпичику. Я же в ответ обалдела не меньше и сказала то, что первое в голову пришло: «А я не знала, что тут что-то не так. Я думала, что так и надо…» .
Как мне кажется, этот мой ответ – ключ к очень многим проблемам, с которыми приходят и к психологу клиенты. ТО ОБРАЩЕНИЕ, К КОТОРОМУ ЧЕЛОВЕК ПРИВЫК – ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНЫМ И ДАЖЕ НОРМАЛЬНЫМ.
Привык ребенок к тому, что папа каждую пятницу приходит пьяный в хлам, блюет на лестнице и ложится отдыхать поперек коммунального коридора – ну, так и надо, а что тут удивительного? Папа устал.
Или – привыкнет дочка или сын, что никто в семье голоса не повысит, а поднятие бабушкиной брови есть знак чего-то страшного, пугающего, перед чем трепещут взрослые, значит, это и есть для этой ячейки общества норма. Бабушка же будет недовольна, обидится! Неужели не страшно?
Если в семье бьют детей – это тоже для маленького человечка НОРМА. У нас так принято. Значит, так и надо. Значит, я это заслужил. Других родители не били? Ну, может, их не за что было. А меня били – значит, я заслужил. Раз били.
Более того: то обращение, которое получает ребенок, он и считает правильным и нормальным применительно к себе. Если мама ознакомила ребенка с тем, что «если бы я тебя не родила – уехала бы из этой долбаной страны и жила бы как люди» – понятно, это я виноват, а страна долбаная, факт; мама же сказала. Мысль: «мамочка погорячилась, а на самом деле она меня любит и я для нее – самое дорогое на свете» в пять лет в голову ребенку придти никак не может. Бьет – значит, я плохой; сделал что-то нехорошее; ну, и поделом мне.
Ругает и гонит мама: «ты мне не нужен такой, живи один» – значит, и правда хочет выкинуть (а не то, что «применяет педагогический прием для большей контролируемости»). Та обстановка, в которой ребенок постоянно живет – и есть для него не просто модель мира; это система координат и представление о нормальном, о том, чего он достоин.

Маленькие дети вообще с трудом различают реальность от преувеличения или вымысла. Именно поэтому дети верят в волшебные сказки, Деда Мороза и бабайку. А еще в то, что мама и впрямь «отдаст чужому дядьке, если буду себя плохо вести», ну, или в «ты мне не нужен, живи теперь один». Ребенку пока не с чем сравнивать, он только собирает информацию об этом мире. Верит в то, что родители скажут (и сделают).

Все это происходит потому, что понятие норм закладывается у ребенка в самом раннем возрасте, еще до школы. И менять его – исключительно сложно.
Когда ребенок приходит в мир, одна из ключевых его задач – стать членом общества, социума. Совсем маленький малыш, двух-трехлетка, активно осваивает язык и выучивает его – даже самые сложные языки, с непростым произношением или такие, где разная высота звука или интонация придает слову другой смысл. Маленький человечек очень сильно мотивирован понять, что происходит в мире вокруг, и более всего желает встроиться в этот мир, стать его частью – чтобы выжить. Человеческий детеныш довольно долго нуждается в опеке и заботе взрослых членов сообщества, поэтому усвоение норм, правил, установок общества – в самом прямом смысле вопрос выживания для ребенка. И с этой точки зрения, встроиться в сообщество в качестве «последнего в иерархии», гонимого и шпыняемого – более безопасно, чем оказаться вообще выкинутым из группы. Поэтому нормы обращения с собой маленький ребенок усвоит практически ЛЮБЫЕ. Будут бить ежедневно – да, значит так и надо, только не гоните. Будут ругать и обзывать, считать неудачным, криворуким, недотепой и неумехой – примет и поверит в это; но ведь не гонят же, только ругают? Значит, самого страшного опять удалось избежать; хоть не очень будет весело, но ведь выживу!

И это совсем не шутки – насчет «выгнать из группы». Дело в том, что человечество как вид прожило долгую жизнь, причем тысячелетия из нее прошли именно в относительно небольших группах, родоплеменных сообществах, быть изгнанным из которого могло оказаться вполне реально – за какие-то проступки или, например, носителю смертельной болезни, который мог заразить соплеменников. А одинокое существование в не всегда дружелюбной природе практически всегда означало для ребенка голодную и холодную смерть. Так что «голос предков» тихонько нашептывает ребенку: «Что угодно, как угодно, лишь бы оставаться членом сообщества себе подобных; ОТВЕРЖЕНИЕ = СМЕРТЬ». Отвержение значимыми людьми сообщества (в первую очередь, мамой и отцом) – это то, чего ребенок любыми средствами старается избежать. Пусть даже принимая на себя вину за все происходящее и исподволь обучаясь тому, как он сам плох и насколько дурно с ним можно обращаться.

Кстати, модное нынче «социальное подтверждение» – из той же оперы. Рекламисты и маркетологи вовсю убеждают: покупатель склонен доверять мнениям других людей (например, дающим высокую оценку рекламируемому товару), причем чем больше эти советчики похожи на покупателя, тем больше он верит их мнению. Корни этой веры в «социальное подтверждение» – те же самые: человек видит: «сообщество похожих на меня людей считает, что предмет Х – полезная для выживания штука; наверное, так и есть; пожалуй, стоит его приобрести!».
И, знаете, расплатиться за доверие не тем людям просто деньгами и покупкой ненужной штуковины – не самое страшное. А вот когда ребенок платит тем единственным, чем обладает – самооценкой, формированием личности и характера, мнением о себе – это гораздо, гораздо дороже.

И в работе психолога большая, очень большая часть работы – не просто выслушать клиента, а помочь ему создать новые границы, то есть, установку: «так со мной нельзя». ТАК. СО. МНОЙ. НЕЛЬЗЯ.
Бить меня нельзя. Ругаться матерно. Обзывать шлюхой и рвать мои вещи. Кидаться на меня с ножом, ремнем, палкой, резиновым жгутом, ножкой от стула. Ломать мне руки, ноги, ребра – тоже нельзя. Отнимать и сжигать мои игрушки. Усыплять моих животных и не сознаваться в этом («Пушок убежал, наверное»). Унижать и высмеивать меня перед родственниками, друзьями, знакомыми, моими одноклассниками. Скрывать важные вещи обо мне и близких нельзя (например, не рассказывать по году, что умерла бабушка). Лишать меня еды нельзя. Отказывать мне в заботе, когда я болен или слаб – нельзя.

И многое-многое другое нельзя. Все вышеперечисленное – не я придумала, а в разное время рассказали мне на сеансах клиенты; с ними все эти вещи некогда проделывали родители (мамы, папы, бабушки). И, поверьте, я порой испытывала довольно пугающее чувство, когда, например, высказывала человеку сомнение в том, что его семья была «хорошей, дружной, любящей», раз папа регулярно жестоко избивал детей, а мама старательно делала вид, что ничего не замечает. Потому, что клиент искренне удивлялся: а что тут такого? Ну, бил, ну измывался. Но ведь нормальная ж семья была-то! Все остальное ж было хорошо!

Это ненормально, скажу я решительно. С социально-психологической точки зрения любые установки могут называться «нормами», но некоторые из норм, которые регулярно практикуются по отношению к слабейшим – дикие (по современным представлениям) и их нельзя терпеть.

Вот что я хочу отметить напоследок. Того, что произошло – уже не изменить. То детство, которое у вас было – оно уже было. Как говорится в одной психологической поговорке: «Если у тебя в детстве не было велосипеда, а теперь ты вырос и купил себе «Бентли», то у тебя в детстве все равно не было велосипеда». Так вот, «велосипеда» у многих из нас (у меня тоже, кстати) – не было. А отношение к себе в духе: «Я не достоин не то, что велосипеда, но и одного-единственного велосипедного колеса» — оно у многих осталось. И идет человек по жизни с вот такой «безвелосипедной» установкой, и «не покупает велосипед» годами – не верит, что достоин любви, счастья, уважения, успеха . И искренне чувствует, что вот вроде бы все «нормально», но уж очень мне как-то хреново.

Велосипед купить себе маленькому – нельзя. Отменить жестокое обращение и детские обиды – никак не удастся. Можно помочь себе нынешнему и помочь стать счастливее.
То есть, изменить представление о «норме» и «нормальном» применительно к себе.
Не буду врать, это долго, трудно и не всегда приятно в процессе.
Но может сработать.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[О главном секрете правильного выбора]]> /?p=1208 2014-07-20T18:09:35Z 2014-07-20T18:09:35Z как сделать выборВсе чаще задумываюсь об одной важной характеристике, которую наблюдаю в окружающей действительности сплошь и рядом. Выловила я ее, разумеется, у себя. В какой-то момент я осознала, что ищу — и не могу найти — единственный ПРАВИЛЬНЫЙ подход. Какой-то большой, ГЛАВНЫЙ СЕКРЕТ, который если найти, то все трудности разрешатся сами собой, и жизнь моя станет прекрасна. Искала, скажем сразу, упорно и много где.

Например, на моей собственной психотерапии. В какой-то миг я поймала себя на мысли: да я же жду от психотерапевта решения той самой Главной Тайны. Жду, что она выявит какую-то такую мою личностную черту, скажет какое-то такое слово заветное, после которого мне искренне захочется делать правильные вещи, быть организованной, никогда не переедать, да и в спортзал захочется бегать вприпрыжку через день. Вот сейчас, сейчас; вот чуть-чуть, вот только узнаю о себе какую-то важную вещь, пойму, что же мне мешает справиться с собой…
И все спрашивала себя: оно? Ну, то есть, мне уже начало искренне хотеться делать правильные вещи? Я стала организованной? Я начала разумно тратить время? Нет? Ищем дальше! Должен же быть где-то такой правильный подход, такой «золотой ключик»…

Психотерапия мне, конечно, очень помогла. Многое в жизни стало проще — но само собой так ничего и не построилось. Само собой ничего упорно организовываться не хотело. Тайного слова, после которого все правильное и нужное станет легко и приятно, я от психолога так и не узнала.

Мне кажется, это вообще про наш социум, про бытовую его мифологию. Бытовая мания величия лютует: чуть ли не в каждом первом живет надежда, что, если одно, но Действительно Правильное Решение и сделать одно, пусть огромное и тяжелое, но Правильное Действие — и все остальное автоматически приложится само. Главное, чтобы принятое решение было ПРАВИЛЬНОЕ.
Да ведь 80% споров рунета посвящены выбору одного, но правильного решения для одной, отдельно взятой ветки комментов. Ответ на этот единственный вопрос, эта «формула всего» — вот ключевой предмет большинства интернетных споров. И то сказать: на кону слишком многое! Если выбор будет сделан не совсем правильно, то опять, опять получится, как всегда: придется ежедневно разгребать новые проблемы, которые в избытке подгоняет нам реальность. ПРАВИЛЬНЫЙ выбор – это такой, после которого проблем не будет никаких. А какие будут – те сами собой рассосутся. Иначе – какой же он правильный?

Пример – да хоть политические склоки на темы «стране нужен Сталин, он наведет порядок» (читай «выберем Сталина, а все остальное само собой организуется в лучшем виде») vs «спасение – это абсолютно свободный рынок» (читай «невидимая рука рынка расставит всё по своим местам. Причем «всё» — означает именно «всё». Установим по-настоящему свободный рынок, а семейные отношения, образование и национальная политика государства сами подтянутся, исправляясь на ходу»).
Интернетные битвы молодых мамаш за грудное вскармливание, совместный сон, слиногоношение и пальчиковые игры уже приобретают не просто черты холивара, а даже и джихада. Если ребенок не успевает в школе – это из-за когда-то сделанного мамой кесарева, ну разумеется. Если не может строить отношения со сверстниками в первом классе – это из-за отсутствия совместного сна с родителями во младенчестве. Если болеет часто – это из-за раннего прекращения грудного вскармливания. А, да, само собой, ну и из-за прививок. Все зло от прививок! Прививки – это «самое худшее Главное Решение, которое вы можете принять относительно вашего малыша»!!!

Запросами «что же делать с мужчиной/мамой/ребенком» полны все психологические форумы, причем вопрошающий не на шутку обижается на предложение «сходи к психологу» — он пришел получить ответ на один Главный Вопрос, после которого все разрешится, а его куда-то посылают, где надо деньги платить и долго-долго разговаривать без гарантии результата? Отдайте мне Главный ответ на Главный вопрос! И все у меня получится.

А бывает, что спорщику, вписывающемуся за какую-то из перечисленных точек зрения, указываешь, что у его позиции таки есть недочёты. Тогда адепт Сталина, рынка или грудного вскармливания автоматом переключается на «кидание банановыми шкурками» и начинает крыть по матушке лично возразившего. Идея «нужно принять Одно Главное Решение, а остальное построится само собой» сомнению в принципе не подвергается.

Что хочу сказать в заключение.
Я-то поняла, что подход «сделай правильно одну пррравильную вещь, а остальное – само приложится» — не работает. И реальность подгоняет проблем, и окружающая обстановка постоянно меняется. И вообще – решений, таких, чтобы разом разрешить все трудности, их практически нет. Выбрав даже самый правильный и любимый вуз – все равно приходится напрягаться: годами бегать на лекции, ходить на семинары, писать лабы, зубрить к экзаменам. Сами собой ни знания, ни диплом с неба не падают. Выбрав даже самый симпатичный вид спорта – приходится таскаться в зал, невзирая на настроение, погоду и ПМС (ну, это если результатов от занятий хочется). Даже отношения – и те строить приходится. Не бывает так, чтобы выбрал одного, самого любимого и правильного партнера – и все проблемы с ним/с ней всегда разрешались сами собой, растаяли от вашей взаимной любви. Щазз. Отношения – их-то больше всего и надо строить.

Не будет Волшебного Главного Ответа. Нет его.
После любого, самого верного решения – надо много пахать, выстраивать результат в выбранной области, устранять косяки, рихтовать напильником и «вылизывать» конечный результат. Долго и непросто.
И вот это и есть Главный ответ.

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Поддержка и самоподдержка: несколько распространенных способов поддержать себя и других, которые не работают]]> /?p=1188 2014-06-15T21:45:40Z 2014-06-15T17:35:46Z medvedДумала тут недавно о способах, которыми люди помогают себе и другим сделать нечто или справиться с переживаниями. Насчитала несколько таких, от которых и сама пострадала, сейчас перечислю. (Здесь не рассматриваются абсолютно деструктивные способы реагирования вроде «сама виновата» или «надо было раньше думать»; но даже искренние попытки поддержать близкого могут быть вполне разрушительны).

Способ 1. «Волшебный пендель» или «Соберись, тряпка». Этот способ поддержать ближнего своего настолько распространен, что по праву поставлен на первое место. Нельзя сказать, чтобы он уж совсем-совсем не работал: в конце концов, рабы на галерах, подгоняемые ударами бича, хотя трудились неэффективно и были частью системы с очень маленьким КПД, но все-таки толкали вперед судно (хоть и сгорали на непосильной работе очень быстро). Точно так же работает и «волшебный пендель» — предполагается, что нужно так наподдать другому (или попросить его наподдать тебе), чтобы пролететь какое-то расстояние к поставленной цели. И вот ты уже ближе к запланированному, а болью в заднице и унижением можно пренебречь. В народе вообще широко распространено верование, что ежели взяться, стиснуть зубы и заставить себя – то всего можно достичь. А ежели кто пинает балду с нестиснутыми челюстями, тот просто лентяй и его излечит хорошая взбучка.

И то верно: у человечества позади долгая история унижений, насилия и жестоких наказаний. Практически любого человека можно заставить делать практически что угодно применением (или угрозой примения) побоев и издевательств. Опять же, рабы на галерах, зэки на Беломорканале, египтяне с пирамидами – их достижения, сделанные из-под палки, потрясают. Значит и ты, ленивая морда, будешь писать диплом и бегать по утрам, подогреваемый страхом наказания. Что не так?

«Волшебный пендель» предполагает очень мало уважения к «мотивируемому»: беднягу обзывают и высмеивают, встряхивают (морально и физически) и описывают страшные картины будущего. Будешь, мол, сидеть в навозе, презренная размазня, и завидовать другим – успешным, сумевшим вовремя стиснуть челюсти и СДЕЛАТЬ. Так что соберись, тряпка, и пошел!
Чтобы наподдавать пенделей себе (или чтобы просить их у других), нужно считать себя глупым, бестолковым, безответственным и неумелым. «Опускание» подразумевается по умолчанию. Но многих (как получателей, так и отпускателей) «волшебных пенделей» это вполне устраивает: для его же блага все делается! Сейчас его вздрючим, обругаем и унизим – потом сам же спасибо скажет! (Скажите, ведь напоминает с благими намерениями производимую заботливым родителем порку, да?)

Проблем только две: во-первых, далеко на «пенделе» не улетишь, и долгого равномерного движения он достичь не поможет (мне рисуется забавная картинка: человек, двигающийся от пенделя к пенделю по странной синусоидальной кривой). А во-вторых, никто не научится отвечать сам за свои действия и мотивировать себя на работу сам – только посредством чужого грубого толчка пониже спины. Фактически, человеку будут нужны понукания всю оставшуюся жизнь, потому как к отношение к работе будет примерно как у раба к кнуту надсмотрщика. То есть, «волшебный пендель» — очевидное тактическое (а то и оперативное) решение, стратегического разрешения проблемы не подразумевает.

Способ 2. Шапкозакидательство. На сертификации в институте гештальта я наблюдала крайне поучительную сценку. Итак, экзамен; большинство студентов волнуются, заранее переживая за результат (тем более, что учатся не ради диплома, а ради знаний). И одна из студенток, выходя из дома, попросила маму: боюсь, мол, мама, вся трясусь. Скажи что-нибудь, поддержи меня! И мама сказала. Да так сказала, что девушка чуть живая до места экзамена дошла. Мама всего лишь напутствовала дочь словами: «Иди, ничего не бойся, ты всех порвешь, ты самая лучшая и все знаешь и умеешь лучше всех». У девушки руки так и опустились; в таком помятом состоянии она и пришла на экзамен, и просила сочувствия уже у соучеников и соучениц, чтобы наскоро придти в себя (конечно же, ее поддержали).

Почему же такие, казалось бы, добрые слова, сказанные явно любящей мамой, настолько потрясли нашу героиню, что ей отдельная помощь понадобилась? Да потому, что девушка о себе и так сама знала: она не лучшая, отнюдь не лучшая. Никого она не «порвет», и не будет, как в голливудском фильме, сцены с рыдающей от счастья экзаменационной комиссией. Сдать хорошо и очень хорошо – да, она может; мобилизовавшись, морально укрепившись и показав себя и свои навыки с лучшей стороны – вполне сможет. Сдать блистательно – ну, чудом, конечно. Но наша героиня вовсе не была дурой и не готова была поверить в свое превосходство по умолчанию.

Она трезво оценивала свои силы. И хорошей поддержкой было бы не соврать: «ты круче всех», а честно увидеть ее страх и поддержать ее искренним: «Я вижу, что ты боишься. Но ты справишься и сможешь сделать все достаточно хорошо». И уже это было бы для девушки достижением и некоторой победой над своими страхами и растерянностью.

Способ 3. Позитивное мышление, чёрт его дери. Еще один из мифов, бытующих в народе: что там, где много хорошего, не может быть ничего плохого – ему нет места, оно уходит, исчезает, улетает в космос. Поэтому просто не нужно думать о плохом, не нужно помнить обид, надо прощать и любить и «притягивать в жизнь позитив» (бррр, вот ерунда-то!). Да, да, достопамятный фильм «Секрет», не к ночи будь помянут – из той же оперы. Как обычно позитивность выглядит на практике? История из моей жизни. После банковского кризиса 2008 года мне позвонила подруга и стала рассказывать, что у нее ипотека, на руках маленькая дочь и старая мама, доходы упали, а банк внезапно поднял выплаты вдвое, так, что только проценты стали выше, чем ее нынешний заработок. Рассказывала она долго, с подробностями, из которых было понятно, что все возможные способы уже перепробованы и искать спасения негде. Я слушала, слушала, слушала, и на сердце становилось все тяжелее. Под конец я вздохнула и сказала одну только простую фразу: «Слушай, NN, я так тебе сочувствую…» И не успела я пояснить, как мне тяжело и как я сопереживаю, подруга внезапно выдохнула: «Лизка! Да ты единственная, кто такое мне сказал! СПАСИБО!!!». Тут выяснилось, что я была не первой (судя по всему, и не пятой), кому подруга поведала свои ипотечные злоключения. И к моменту звонка мне она уже успела порядком пострадать от позитивного мышления сочувствующих друзей. Ей предлагались варианты:

  • А ты думай о хорошем и не думай о плохом – не притягивай в свою жизнь негатив!
  • Ну не все же так плохо, поищи позитивные стороны в происходящем – в конце концов, все испытания даются нам, чтобы мы стали сильнее;
  • Все не так уж плохо, могло бы быть гораздо хуже;
  • Через пару лет ты вообще будешь со смехом вспоминать свои проблемы, так что не надо драматизировать (а надо, опять же, думать о хорошем).

Ну, и тому подобное. («Соберись, тряпка» ей не предлагали – нравом она крута и могла бы запросто обломать рога любому сборщику тряпок).
А вот человеком, который просто посочувствовал, без бодрячества и нравоучений – оказалась среди ее многочисленных знакомых, как ни странно, только я.

Та история окончилась хорошо: подруга та в итоге собралась с духом и вообще организовала ассоциацию владельцев ипотечных кредитов, которая добилась существенного послабления и отсрочки выплаты долгов (писала какие-то письма, петиции, собирала под свои знамена единомышленников) – в общем, справилась. Но в тот момент ей нужно было, чтобы никто не отрицал трудности и безнадежности ситуации, никто не «бодрил» и не пытался разрядить действительно серьезную проблему дешевой шуткой. Нужно было, чтобы кто-то рядом признал, что да, проблема тяжела и выхода из нее не видно, и она переживает не напрасно. В момент кризиса именно это человеку важно, а не то, чтобы ему рассказали, (пусть даже это и правда), что через пару лет он и не вспомнит о сегодняшних переживаниях. Ну, через пару лет никто и не вспомнит, чем он сегодня обедал или чистил зубы – повод ли это голодать или ходить неумытому? Игнорировать переживания настоящего момента – глупо и неправильно. В конце концов, наша жизнь складывается из тысяч и миллионов маленьких «здесь и сейчас», и почему это «через пять лет» важнее настоящего момента?

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[О «правильной женственности» и общественных установках]]> /?p=1166 2014-06-15T21:16:14Z 2014-06-13T10:41:48Z об истинной женственностиНашла в интернете запись передачи «Радио «Свобода». В нем, в частности, ведущая, журналистка Татьяна Ткачук предлагает психологу Екатерине Михайловой обсудить письмо с некоего женского форума, поскольку в нем – очень важные слова о роли и долге женщины: «Сколько же женщин требуются одному мужчине? Получается, не меньше пяти. Первая — потрясающая любовница. Вторая — друг, «свой парень», с которым можно обо всем по душам (в последнее время, кстати, порой женщины сами эту функцию определяют как «домашний психолог», такое веяние времени). Третья женщина — хозяйка, умеющая все и (подчеркиваю) делающая это с удовольствием. Четвертая — жертва – чтобы мужчина мог реализовывать свой инстинкт охотника, добиваться, завоевывать, побеждать и так далее. Ну и последняя — это мама или старшая сестра (эта функция варьируется)». И вот традиционно считается, и собственно, этими советами забиты все «женские» журналы, что Настоящая женщина (с большой буквы «н»), конечно, должна стремиться совместить в себе одной все эти пять качеств, а желательно сюда же еще приплюсовать способность оставаться загадкой при всем при этом для своего единственного.» И дальше журналистка переживает: «А если ты в себе не обнаруживаешь, по крайней мере, половину вот из этих перечисленных ипостасей, – что делать? Оставаться честной, понимая при этом, что тогда муж обязательно «доберет» недостающее на стороне? Или подыгрывать? Но если подыгрывать, то как тогда не превратиться в актрису, а, следовательно, как сохранить себя?»

Сложные чувства вызывает высказывание журналистки Ткачук. Для того, чтобы их описать, надо кое-что пояснить.

А вы знаете, что такое пресуппозиции? Это такое понятие из логики; если вкратце и простыми словами, это базисные, недоказываемые, подразумеваемые части утверждения.

Например, в утверждении: «Вася знает, сколько жителей в нашем доме» подразумевается, что
а) существует Вася;
б) существует дом, к которому имеет отношение рассказчик, причем не только он один («наш» дом – это дом, которым пользуются несколько человек совместно);
в) число жителей дома принципиально познаваемо и может быть сосчитано (а не как в невидимом граде Китеже, например).

Причем само утверждение может быть истиной или ложью (Вася может никак не знать, сколько жителей в доме); про Васю это ничего не говорит – ни того, что он сам живет в этом доме (не указано), ни того, что он умеет считать. Может, Вася – это попугай говорящий, нам это неизвестно. Но пресуппозиции как необсуждаемая часть утверждения от этого не меняются.

А, например, в утверждении «У Петровых опять сбежал кот» пресуппозиции таковы:
а) существуют Петровы и их больше одного;
б) у них проживает кот (свой, или на передержке, или еще как — но с Петровыми судьба кота непосредственно связана);
в) он уже убегал (на это указывает наречие «опять», т.е., кот уже делал это раньше).

Применение пресуппозиций открывает широкий простор для манипулирования. Человеку предлагается согласиться или опровергнуть само утверждение, но пресуппозиции, содержащиеся в нем, далеко не всегда и не всем заметны, и не все начинают с ними спорить. Например, Карлсон (который живет на крыше) задавал домомучительнице фрекен Бок вопрос: «Скажи, ты давно перестала пить коньяк по утрам? Отвечай: да или нет». Фрекен справедливо возразила именно самой пресуппозиции: никакого коньяка по утрам она не пила никогда, потому и переставать пить его было тоже не надо! Правда, отмечу, что не все доходят до таких глубин анализа, как скромная шведская домомучительница :) )))

Или вот пример родительской манипуляции, кочующий из одной книжки по воспитанию детей в другую: «Сынок, ты будешь на завтрак рисовую кашу или манную?». Сынку ненавязчиво подсовывается положение, что а)завтрак будет обязательно б)на завтрак будет один из видов каши (а не шоколад или чипсы, например). Какой вид каши – выбирай, сынок, все возможности перед тобой.

А теперь, когда мы знаем, что такое пресуппозиции, вернемся к передаче про счастье быть женщиной.
Итак, журналистка успела выказать следующие пресуппозиции:

  • Женщина много чего должна (весь список см. выше);
  • Все перечисленное от женщины должно по умолчанию полагаться кому-то одному, единственному;
  • Если единственному будет от женщины этого мало, он обязательно пойдет на сторону добирать, и уж тут ничего не поделаешь, так он устроен;
  • Пока он там добирает, женщина никуда от него не денется (слово-то какое использовано – «добирать»! Это как грибы-ягоды добирают: если ты решишь, что грибов набрано маловато, то пойдешь и наберешь еще, но уже собранные никуда не сбегут, а молча дождутся тебя в кузовке. Точно так же и тут журналистка Ткачук предполагает по умолчанию, что, когда единственный вернется, добрав так ему недостающего, его будет ждать верная женщина со всеми своими достоинствами, а не документы на развод и замененные замки в квартире);
  • Ухода единственного за добором лучше избегать, для этого женщина должна самосовершенствоваться, или уж смириться;
  • …И сейчас нам психолог расскажет, как расти над собой, чтобы стать лучше, или как уговорить себя, что единственному нужно много, больше, чем есть у обычной живой женщины.

Психолог Екатерина Михайлова не поддержала пресуппозиции журналистки Ткачук, и как раз возразила в духе, что никто тут вовсе не пил коньяк по утрам и весь огромный список требований живому человеку не осилить (см. запись передачи по ссылке выше). И что отношения – это не про то, как соответствовать требованиям.

Но и я выскажусь. Знаете, воля ваша, но это, по-моему, игра в одни ворота. Журналисты – они чем хороши? Тем, что озвучивают бытующие в обществе стереотипы, и звучат эти стереотипы как раз в форме пресуппозиций. И вот таковы, выходит, бытующие в обществе установки: женщина, будь на-все-руки-мастерица, принеси это в жертву ему одному, и изо всех сил тянись, чтобы он тебя не бросил, если ему покажется мало. Причем, заметьте, журналистка вовсе ничего не говорит о том, что привнесет в брачный союз ред, кроме того, что он там вообще будет присутствовать. Если согласен единственный вообще быть и принимать от женщины все ее многочисленные ипостаси, где она совершенствуется как любовница-хозяйка-друг-психолог и т.п. – и ладно, на том спасибо. Ничего от него не требуется, это вообще не его печаль; он будет потреблять, а, если не хватит – пойдет и доберет на стороне.

Ой, девочки, сдается мне – где-то нас кидают…

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Сложности в отношениях с молодым человеком: как сделать выбор?]]> /?p=1141 2014-06-14T05:16:04Z 2014-04-06T19:18:03Z Письмо из рубрики на сайте  «Вопрос психологу»

vybor3Здравствуйте, очень надеюсь на вашу помощь) Есть у меня один знакомый, ведущий себя как жуткий ловелас. Как только мы познакомились, естественно он нашел себе новую жертву и начал всячески окружать меня своим вниманием. Когда я узнала его получше, что хоть и виню себя, но действительно подумала, может все и не так плохо? А такое его поведение из — за каких — то комплексов? В общем у меня сложилось двоякое мнение о нем. Закончился этот порыв отношений — Ты слишком хорошая, а я слишком мудак, не хочу делать тебе больно. И мы решили остаться друзьями т.к. оба уже привыкли друг к другу и оборвать отношения было бы неприятно нам обоим. Мы учимся в одном классе. Раз друзья мы теперь, то почему и не общаться в новой школе еще с парнями? Внешность позволяет и внимание было, что, кстати, очень льстило. Но этот мой друг и не скрывал свою ревность и через некоторое время продолжил свои «подкаты». А мне то он нравится, хотя я прекрасно понимаю, что такие люди вряд ли исправляются. Один раз он пришел к моему дому ночью и попросил выйти, пришлось выходить. Мы долго гуляли, разговаривали, обнимались, целовались потом он проводил до дома. Дальше он уехал на каникулы, ни разу не напомнив о своем существовании, а по приезде, заявил что у него теперь есть девушка. Я восприняла это со всей хладнокровностью, благо чувства скрывать умею. Но, знаете, через некоторое время, даже при девушке, правда, она была из другого города, он все же не отставал от меня. И так же ревновал и портил мне жизнь, если я начинала с кем — то близко общаться. Еще он мне один раз сказал — «что отношения в классе — это бред, и после расставания он не хочет терять наше общение» . Сейчас он стал еще и к моей однокласснице, с которой я близко общаюсь, оказывать различные знаки внимания, та и поплыла уже. Мне очень неприятно за этим всем наблюдать, кстати, эта одноклассница много чему поспособствовала в наших ссорах. Вы не подумайте, что я не понимаю всего, что происходит или не знаю, чего я хочу. Он мне нравится, боюсь, что даже могла влюбиться в него, ибо если знать его с другой стороны, то он даже нормальный, но я и понимаю, что отношения тоже вряд ли к чему приведут, но от этого не легче совсем. Играть теми же картами, вызывать у него ревность? Я не могу так поступать с другими людьми, найти кого — то, чтобы переключиться? А толку? Вытерплю я 1 месяц такой объект, а дальше придется с ним расставаться, потому что вряд ли будут чувства. И вот такая каша у меня сейчас в голове, очень надеюсь, на вашу помощь и совет! И простите, за обилие текста.
Таня

Здравствуйте, Таня
Вы, как видно из письма, девушка очень умная, хоть еще и совсем молодая, раз в школе учитесь :) То есть, насчет различных личностных качеств молодого человека вы вполне догадались самостоятельно, просчитали разные варианты развития событий: например, вызывать ревность, переключиться на другого и забыть о прежнем, выкинуть из головы изменщика и ходить с гордым видом – возможностей масса. И вот от этого обилия вариантов глаза и разбегаются, вы и сама видите, что ни один не идеален.

Таня, я не собираюсь учить вас, как вам поступать (тем более, что я не могу заочно судить, что у вас на душе и на сердце). Я только хочу обратить ваше внимание на один аспект выбора, про который многие забывают.

Этому не учат в школах, особенно сейчас (в прежние века было несколько иначе), но об этом важно знать. Вот этот аспект: Таня, все в этой жизни чего-то стоит. Любой выбор небесплатен.
Вообще любой выбор будет иметь:

  • Плюсы
  • Минусы
  • Риски

И когда человек делает выбор, то встречается с ними всеми разом.
Приведу пример: вот девушка думает, выходить замуж или нет. Как выглядит тут расклад?

Плюсы: шикарная свадьба, роскошное платье, сказочные фотки и зависть подруг, статус замужней дамы, любимый муж, который обещался быть рядом «и в горе, и в радости»; в потенциале – желанные дети
Минусы: больше не удастся тусоваться сутками, никому не отчитываясь; начнутся бытовые трудности и трения, от которых больше не убежать; закончится холостяцкая свобода и начнутся обязательства, от которых не отмахнешься
Риски: и при этом никто не обещал, что семейная жизнь удастся, что муж окажется надежным, ответственным человеком; что он не взбрыкнет и не бросит в беде; что они не разведутся через год, ненавидя друг друга; даже насчет шикарной свадьбы есть риски, что все пойдет наперекосяк и все будет совсем не так гламурно, как планировалось…

И самое-то главное, Таня: эти три аспекта есть у любого варианта развития событий. То есть, если девушка выбирает выйти замуж – то тут свои плюсы-минусы-риски; если выбирает отчаянно тусоваться до 40 лет – тут свои плюсы-минусы-риски; девушка выбирает карьеру – ну, вы поняли, да? :)

Теперь о вашей ситуации. Да, повторюсь, и в вашей ситуации у каждого вашего выбора есть плюсы, минусы и риски. Например, вот вы выбираете отвести душу и выложить нелюбимой однокласснице все, что вы думаете о ней, о ее поведении и роли в вашем разрыве с молодым человеком. Плюсы – вы отведете душу и перестанете мучить себя (а ей будет хуже, но вас это только порадует). Минусы – она не простит, затаит злобу и обязательно отомстит; молодой человек может счесть себя оскорбленным и обвинит вас; вы будете выглядеть очень, очень некрасиво в глазах класса и потеряете лицо… И есть еще риски, что ситуация выйдет из-под контроля, к вражде присоединятся любопытствующие и влезут взрослые, и когда вы уже и думать забудете о бывшем бойфренде, а отголоски вашей вражды будут долго аукаться.

Вот, как-то так. Я бы порекомендовала разобрать все возможные варианты событий исходя из данного расклада (плюсы-минусы-риски) и уже делать свой выбор. Дело в том, Таня, что когда вы пишете «я могу поступить так, а могу эдак», вы обращаете внимание только на отдельные, частные аспекты, и с удивлением отмечаете, что у каждого решения есть не только плюсы, но и минусы (для вас). И это вас вводит в замешательство.

А вот когда-то, например, всех людей с детства учили, например, вести себя определенным образом (с точки зрения христианской морали и добродетели), и что на правильном пути будут встречаться помехи и противодействия. Что любой, кто сделал выбор христианской добродетели, будет подвергаться искушениям, и что противостоять им будет непросто. И что выбор в пользу той же самой христианской добродетели придется подтверждать не раз и не два (скажем, приличная девушка из правильной семьи должна вечерами дома сидеть, а не шляться с деревенской молодежью, распевая греховные частушки), и надо взять себя в руки и бороться, сопротивляться недобродетельным желаниям. Поэтому прежде люди знали, что искушения никуда не деваются, и что сделать выбор – это только полдела. И что плюсы других выборов, от которых отказался, будут постоянно бросаться в глаза (а вот их минусы и риски, скорее всего, пройдут незамеченными). Я не призываю к христианской морали, я призываю, скорее, чтобы мы все так же, как и наши предки, помнили, что выбор нужно будет постоянно подкреплять действиями и это обязательно будет непросто (например, если вы решите порвать ваши отношения, то это будет нелегко и болезненно, будут мешать воспоминания и потребуется порядочная сила воли; трудности будут и на пути любого вашего другого выбора; любого!).

И еще в вашем письме обращает внимание: вы пишете «в голове каша, не знаю, чего хочу». Позвольте усомниться: вероятнее всего, знаете, но не признаетесь себе. Вот вы пишете: могла бы в него влюбиться. Со вполне заметным гневом упоминаете об однокласснице, которая сыграла роль в вашем разрыве. Пишете, что подумывали поиграть своими женскими чарами и увлечь другого, чтобы ваш бывший поклонник поревновал. Таня, а вы попробуйте для каждого из этих (и других, если они возникнут у вас в голове) вариантов просчитать плюсы-минусы-риски. Записывайте их на бумаге (бумагу лучше хранить в тайне и никому не показывать), но зафиксировать – обязательно. Пока ваши идеи аморфны, они теснятся в голове и составляют ту самую «кашу». Плюсы и минусы перемешиваются, риски возникают отдельными вспышками, и все слипается в единый бесформенный ком. Если же записать и перечитать через день-два, кое-что может проясниться (только очень постарайтесь, чтобы бумага с записями не попала в руки к близким или друзьям).

Вот так прямо и просчитайте для каждого варианта:

  • Я сознаюсь ему в том, что не могу его забыть и предлагаю быть вместе снова (плюсы-минусы-риски)
  • Я знакомлюсь в интернете с посторонним молодым человеком и начинаю с ним флиртовать так, чтобы весь класс был в курсе его неземной ко мне любви (плюсы-минусы-риски)
  • Я углубляюсь в учебу и решаю, что для меня существует только ЕГЭ и мое будущее, а на глупости вроде любовей всяких времени нет (плюсы-минусы-риски)
  • И т.п.

И еще что важно: ваши желания и «хотелки» — не менее важны, чем объективные факторы. Вот вы пишете, что вас к молодому человеку тянет (хоть, я полагаю, находятся и десятки логических аргументов, почему с ним связываться не стоит, да?). Ну так запишите свою «хотелку» на бумагу, это такой же полноправный аргумент, влияющий на принятие решения, как и любая объективная реальность.

И тогда, если вы честно запишете на бумагу не только соображения по каждому поводу, но и свои чувства, вам будет проще признаться себе в том, что важно, а с чем вы сможете справиться («Хочу быть с ним! Хочу быть его девушкой! Боюсь, что он меня отвергнет. Боюсь, что не смогу первой признаться. Боюсь, что он не просто не захочет со мной встречаться, но и расскажет другим и все будут смеяться»). И это, в определенной степени, поможет сделать выбор.

Я, со своей стороны, готова поддержать любое ваше решение. Правда, лично мне хотелось бы, чтобы выбор был сделан «с открытыми глазами», то есть, с полным пониманием возможных последствий. Ведь вы и только вы можете сказать, что сделает вас счастливой. Важно только помочь вам выразить свое желание и поддержать в борьбе с трудностями. Я надеюсь, что описанная выше техника в этом поможет, и удачи  :)

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0
Елизавета Павлова <![CDATA[Зачем созависимому зависимый, или танго не танцуют в одиночку]]> /?p=1125 2014-06-15T21:15:41Z 2014-03-20T08:44:17Z тангоДавно ведь известно: созависимому очень нужен зависимый. Жене алкоголика нужен алкоголик. Замученной бытом домохозяйке очень нужен супруг – наплеватель и лоботряс. «Спасителю» нужен «спасаемый». Если спасать будет некого – то что же делать спасителю? Ради кого приносить жертвы и терпеть нечеловеческие муки? Если не будет нехорошего, пьющего, неумелого и сорящего деньгами, вредящего своему здоровью зависимого – на чьем же фоне созависимый будет выглядеть ангелом во плоти?

Просто так, обычной жизнью созависимому жить неинтересно. Нужно обязательно спасать, тянуть из пучины, надрываться и ночей не спать. Иначе созависимый ужасно нервничает, и делает шаги для восстановления статус-кво. Нет, конечно, водочки в компот подливает не каждый созависимый вылечившемуся зависимому, но бессознательно провоцировать будут все 100%. Как только зависимый, скажем, объявит о своем решительном намерении: НЕ ПИТЬ, и даст слово, как тут же созависимый ненавязчиво принесет домой шампанского (новый год ведь, или у ребенка выпускной, или день Парижской коммуны – надо ж отметить?), либо потащит зависимого на дни рождения семейства, где возлияния обязательны, либо еще что-то подобное учинит. Пойдут в ход и невинные замечания, и шутейные подколки (это ж так забавно – пил-пил, а теперь бросил! хахаха!), будут припомнены все прежние обиды и выходки зависимого… Жизнь зависимого, и без того непростая, будет всячески усложняться, и вместо поддержки он получит эмоциональное истязание. Конечно, при первой же возможности зависимый «сорвется». Что и требовалось доказать, удовлетворенно подумает созависимый, ну да, он не сможет, я же говорил! И привычно встанет в позу великомученика, который по жизни тащит этот крест.

Вот именно такие отношения показаны в фильме «Покровские ворота» — это история Маргариты Павловны, и ее бывшего мужа, затюканного Льва Евгеньевича Хоботова. Активная Маргарита Павловна то и дело шпыняет своего Хоботова, жалуется на трудности, которые переживает с ним – но, как только Хоботов отделяется, начинает жить своей жизнью и даже находит себе девушку, Маргарита Павловна прикладывает титанические усилия, чтобы их разлучить и снова взвалить на себя заботы о недотепе-бывшем муже. Конечно же, никакого эротического подтекста тут нет, она даже не ревнует. Просто созависимому, повторюсь, очень нужен зависимый, без него вся система рушится. Хоботова втягивают в эту игру в роли неумехи-зависимого, он сопротивляется; вся эта история подается под соусом «ну для тебя же стараемся, ради тебя радеем», и на крики несчастного: «А я не просил для меня стараться, оставьте меня в покое» внимания не обращают. В фильме это показано смешно и комично, а в жизни было бы совсем не так весело, особенно окажись вы на месте Хоботова. В итоге тот сбегает от активной Маргариты Павловны, и если честно, это и есть единственный выход: зависимость – это проблема не одного человека, а всей группы, сообщества или семьи. Зависимость предполагает наличие всех участников этой «игры», и зависимого и созависимого (или нескольких созависимых). Один кто-то вылечиться не может: либо вся группа изменит систему отношений, либо структура развалится.

Один кто-то не вылечивается, так не бывает. Нет, конечно же, созависимый очень озабочен тем, чтобы зависимый лечился: зависимого будут таскать по всем врачам, знахарям и специалистам. Но созависимому надо, чтобы зависимый лечился, и при этом совершенно не нужно, чтобы созависимый вылечился. Что делать в случае излечения, этой неожиданной удачи, – созависимый просто не знает. Как строить нормальную жизнь, в которой незримо не будет постоянно присутствовать предмет зависимости — непонятно. И созависимому очень страшно.

Созависимый – это, фактически, тот же зависимый. Только сам зависимый испытывает тягу к предмету зависимости (и это не всегда водка, это могут быть и азартные игры, и переедание, и наркотики, и трудоголизм, и бесконтрольная трата денег – шоппинг, и т.п.), а созависимый выбирает в качестве того объекта, без которого жизнь его теряет всякие краски – живого человека, зависимого. Созависимый испытывает почти наркотическую тягу к зависимому человеку. И будет бороться, как лев, за то, чтобы зависимый оставался в его, созависимого, жизни, и при этом никак не менялся.

Более того: созависимый легко переключается с одного предмета неусыпных забот на другой (об этом лучше всего у Чехова, в «Душечке»), а зависимый относительно легко переключается от одного объекта зависимости на другой. (В обществе Анонимных Обжор прекрасно знают, что примерно четверть, а то и более его участников пришла из сообщества Анонимных Алкоголиков; когда пьющему человеку удается отказаться от спиртного, он находит предмет удовлетворения в сладостях и жирностях, и становится зависимым от бесконтрольной еды).

Что можно в этой ситуации посоветовать?

  1. Зависимость – семейная болезнь, лечиться от нее надо всей семьей. Подход «доктор, мы тут к вам привели папу-алкоголика (или сына-игромана), почините его и верните нам другим человеком» не работает и не работал никогда. Либо меняются все – и люди, и отношения между ними, – либо изменений не будет. Он ведь не от хорошей жизни стал искать утешения в игровых автоматах или наркотиках, а от того, как вся жизнь вокруг него организована.
  2. Созависимость – тоже болезнь, и она существенно более коварна. Созависимый разменивает всю свою жизнь на заботу о другом. Что может быть более благородным, чем забота о слабом, несчастном, который сам не справится, пропадет, погибнет? Просто сам созависимый (чаще всего) оказывается как громом поражен, если ему задашь простейший вопрос: от каких своих проблем ты убегаешь, налаживая жизнь другого? Чем именно ты сам должен заниматься в своей жизни, от чего ты отрываешь время, чтобы из последних сил спасать «несчастного»? Созависимый, обычно, себе такого вопроса не задавал. Отвечать на него тяжело и неприятно, это истина, которую обычно скрывают от самого себя. Но человек практически всегда знает на него ответ. Так что, если вам кажется, что в вашей жизни есть человек, на которого уходит куча ваших усилий и нервов, а отдачи – никакой, просто спросите себя: «От какой вещи, которую я должен делать сам для себя, меня отвлекает помощь ему? Чем я должен был бы заняться, что улучшить в собственной жизни вместо того, чтобы тянуть другого на своем горбу?». Ответ может оказаться неожиданным. Гарантирую только одно: он будет неприятным.
  3. «Танго не танцуют в одиночку». Созависимый находится постоянно в поиске зависимого, а тот, аналогично – в поисках созависимого. Человек, склонный к созависимости, часто закидывает «пробный шар», начиная отношения с новым партнером. Это выглядит так: созависимый всем поведением как будто бы задает вопрос: «Сможешь ли ты быть тем, кому я постоянно НУЖЕН? Сможешь ли в достаточной мере испортить мне жизнь? Сможешь ли быть тем, кто без меня не справится?». При этом наш созависимый кидается на помощь, даже если его не просят, берет на себя чужие заботы и делает работу за себя и «за того парня» — потенциального зависимого. Если ответ «да», созависимый счастлив: он нужен, без него погибнут. И вообще: он попал в знакомую с детства систему отношений, при которой один человек портит всем жизнь, а остальные страдают и разгребают последствия.
  4. Аналогично поступает зависимый – он тоже кидает «пробный шар», только его тест, предлагаемый партнеру, выглядит так: «Будешь ли ты мне родной матерью? Ты ведь видишь, видишь, как мне плохо, как я страдаю? Неужели не поможешь, не спасешь?» Если да, помощь поступает – зависимый вздыхает облегченно: найден источник ресурсов, из которого можно сосать силы достаточно долго. Если нет – о, ну если нет, тут самое интересное. Зависимый ОБИЖАЕТСЯ на того, кто не поддержал условия игры, называет его мерзавцем, жестоким, бесчувственным и сволочью. И, пылая праведным гневом, уходит из этих отношений. Не пытайтесь вернуть такого человека, если сами окажетесь в такой ситуации: у него в голове только одна система отношений, и в ней все роли расписаны. Ваша роль – быть обслугой у раздолбаистого существа, про которого все говорят, что он растрачивает зря таланты, и если бы не помехи злой судьбы, он стал бы известен, богат и знаменит. Либо вы примете эти отношения, либо у вас не будет отношений с этим человеком вообще. И, я считаю, это и не худший вариант.

 

Видео по теме: «Хоботов, ты — мой крест, и мне тебя нести!»

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

]]>
0