Архив рубрики: чувства

Зачем человеку нужны чувства

smiling_girl

В нашем обществе есть одно из негласных табу: разговаривать о чувствах. Клиенты, ещё не привыкшие к «психологическим штучкам», на вопрос: «А что ты почувствовал?» — в ответ смотрят с искренним удивлением и непониманием. И на вопрос о собственных чувствах отвечают одинаково: «мне было неприятно», «плохо мне было», а, ну вот ещё недавно в моём личном хит-параде ответов появился вариант: «дискомфортно». Когда психолог задаёт уточняющие вопросы, клиент искренне удивляется. А это-то зачем? Мне же просто плохо. Ну, сделайте что-нибудь. Чтобы перестало быть просто плохо и стало просто хорошо. Ты ж специалист, психолог, тебе деньги плачены.

Так не бывает. Превратить «просто плохо» в «просто хорошо», без того, чтобы разобраться и детализировать внутреннюю ситуацию клиента – невозможно. Вот как вы себе представляете: приходит пациент к врачу, говорит «да у меня просто болит», на вопросы о локализации и характере боли – возмущается: «При чём тут это!»; если же врач задаёт вопросы о, казалось бы, не связанных с болью предметах (работе, питании, режиме, заболеваниях в роду) – презрительно усмехается: «Ну вот, опять эти ваши медицинские штучки». Ты ж врач, ты лечи давай, а не спрашивай о постороннем.

А для психолога трудность ещё и в том, что в повседневном языке сегодня практически отсутствуют слова, выражающие эмоции и чувства. Иногда мне кажется, что всё богатство возможностей русского языка съежилось до «плохо», «хорошо» и «нормально». А ведь, к примеру, даже отрицательные чувства и эмоции имеют в русском множество наименований: ярость, гнев, обида, грусть, подавленность, раздражение, тоска, апатия, презрение, печаль, тревога, брезгливость, ненависть, скорбь, уныние, разочарование, омерзение, скука, обида, возмущение, отвержение, боль, горе, брошенность и т.п. Сравните это со скупым: «Дискомфортно мне. Плохо».

Даже в ответ на прямой вопрос о чувствах люди часто не отвечают прямо. В ответ на «Что ты чувствуешь?» или «что с тобой происходит» просто начинают рассказывать истории из жизни: «И тогда начальница стала против меня интриговать и меня выгнали с работы, а на мне висел большой кредит…», «Муж сперва начал выпивать, потом ушёл к другой женщине. А я осталась одна с тремя детьми…». Рассказчик подразумевает, что ну всё же понятно! Ты спрашиваешь, что со мной – ну вот это со мной случилось. Ведь ушёл же муж, а не Нобелевскую премию получил и не принёс в семью. Значит, что-то плохое должно переживаться, да? Для психолога, как ни странно, это не очевидно, и он задаёт вопросы: «Скажите, а что вы чувствуете, когда мне об этом рассказываете?» – Остановившийся взгляд, удивление на лице. «Ну как это – что чувствую?» – удивляется клиент. Плохо. Мне было плохо. Дискомфортно. И неприятно.

Читать далее

Зефирковый тест и токсичные отношения в вашей жизни

зефирки4Прочитала интересное про известный «зефирковый тест» (marshmallow test). Это классическое исследование Уолтера Мишелла, в ходе которого экспериментатор предлагал детям кусочек зефира (американского такого, похожего на ватный комочек; но он всё равно вкуууууусный!). Ребенку ставилось условие: ты можешь либо съесть зефирку прямо сейчас, либо дождаться, пока взрослый вернётся (через 20 минут), и тогда он даст тебе ещё одну.

Этот эксперимент многократно повторялся и было сделано множество видеозаписей того, как проходило исследование (см. ниже). На видео заметно, как детки уморительно обходятся с зефириной: кто-то понюхает, кто-то потрогает, кто-то переложит. Так вот, выигрышной стратегией оказалась одна-единственная: экспериментатора с нетронутой зефириной на тарелке дождались только те дети, кто ОТВЛЕКАЛ себя. Обратите внимание, на 0:53 первого видео ребёнок старательно смотрит мимо и даже песенку поёт. Девочка (3:40 второго видео) отодвигает от себя тарелку подальше, потом, не удовлетворившись, отодвигает ещё. Дети поют песенки, играют с руками, сидят в полутрансовом состоянии и даже залезают под стол, чтобы коварная сладость не напала на них и не залезла в рот сама собой. Мальчик в зелёной рубашке на первом видео старательно разглядывает не свою, а сестрёнкину конфету, даёт девочке советы и даже вредничает (а что, тоже отвлечение!). Те же дети, кто концентрировался на зефирине, вступал с нею во взаимодействие, исследовал, трогал, обнюхивал и лизал – в итоге сдавались и поглощали её, иногда мимодумно, как бы бессознательно.

Читать далее

О прощении. Как правильно НЕ прощать и почему это, возможно, стоит делать

ne_proshuВ популярной психологической литературе  декларируется: прощать надо. Обязательно! Что бы с тобой ни сделали! Ведь у прощения есть множество плюсов: уходят негативные чувства, злость, обида, гнев. На их место должны прийти любовь, гармония, благодарность и прочие, считающиеся «хорошими» чувства.

Но почему же многие люди не хотят идти по «правильному» пути – гармонии и всепрощения, почему годами держатся за те чувства, которые приносят массу самых неприятных ощущений? Что, они такие глупые или «психологически непродвинутые»?

Конечно, легко «заклеймить» таких людей. Однако замечу, что в поведении тех, кто не готов простить любую обиду на любых условиях, есть определённая мудрость. Во-первых, все чувства появляются у человека не просто так, а как сигнал о психологических процессах, и попросту подавить любое чувство – это как забивать боль анальгетиками: неприятные ощущения, конечно, уйдут, а сам процесс в организме, сигналом которого была боль, не прекратится. И вполне может быть, что за время, пока вы заедаете болеутоляющими любой «негативный сигнал» от тела, какой-то орган (печень, зубы, аппендикс) серьёзно разрушится. То же самое с обидой и гневом: они сигнализируют, что «Случилось нечто неправильное! Со мной поступили не так, как должны со мной поступать!». Конечно, установки и мнения о том, как «следует поступать», могут быть у человека совершенно ложными (нарциссическим интроектом, например), но могут оказаться и абсолютно здравыми сигналами, указывающими на то, что кто-то вломился в ваши границы. (Например, приходит в школу мама пятиклассника, идёт по коридору, улыбается. Навстречу ей – классная руководительница, хмурится и говорит: «Вот что вы тут улыбаетесь, когда у вашего сына такие отметки! Ну-ка, в мой кабинет, поговорим!». На мой взгляд, ситуация, когда взрослую, самостоятельную маму отчитывают, как пятиклассницу – совершенно дикая и неприемлемая; здоровым поведением будет спокойно и с достоинством отстоять свои границы, а не разливаться любовью и гармонией в ответ).

Избегать любой ценой любого негатива только потому, что он негатив – это детское, магическое мышление. Нам даны чувства и положительные, и отрицательные, и все они по-своему важны и ценны, все играют свою роль в здоровье и выживании человека.
Поскольку агитации за то, чтобы «простить любой ценой» в интернете полным-полно, я решила собрать мифы о прощении и обсудить их тут.

Читать далее

Почему мне так хреново, хотя все вроде бы нормально

Почему мне так плохоОдин из не таких уж редких запросов клиента на сеансе у психолога может звучать так: «Вроде бы, все нормально, но что-то уж очень мне хреново». Выглядит эта формулировка совершенно по-достоевски, но загадочная русская душа тут совершенно ни при чем.
Вопрос в том, ЧТО человек привык считать для себя «нормальным», как он вообще определяет критерии «нормы» и какое это оказывает влияние на всю его повседневную жизнь.

А как мы вообще понимаем, что некоторые вещи в нашей жизни – «нормальны»? Объясню на примере из собственной жизни. Я в раннем детстве (до 6 лет) ходила в детский садик. Обычный дворовый детский сад в спальном районе. Место в нем получить было очень непросто, и воспитателей, как я понимаю, тоже не хватало. Те же, которые в нем работали – применяли очень и очень странные воспитательные меры. Например, заставляли доедать все на тарелке, вне зависимости от того, хочешь ты это есть или нет. А кто не доедал или копался над порцией (как я, например), тех интенсифицировали: попросту вываливали второе блюдо в недоеденное первое. И не выпускали из-за стола с формулировкой: «Ешь теперь так, пока все не съешь – будешь сидеть»
До сих пор перед глазами стоит картинка: в почти совсем полную тарелку борща, которым я давлюсь уже полчаса, плюхается творожная запеканка. И плывет, рассекая борщ, как маленький линкор. А я, маленькая девочка, верящая взрослым, смотрю на это и с ужасом осознаю, что все, теперь я буду сидеть над этим месивом до тех пор, пока вечером меня не заберут родители. Потому, что есть такую бурду я просто физически не в состоянии – стошнит. На нее и смотреть-то гадко. Но взрослые тетеньки-воспитательницы обещали, что не отпустят, пока не съем. А я никогда этого не съем. Значит, сидеть мне тут вечно.
Ну, в итоге из-за стола в тот раз меня выпустили раньше, чем пришла мама (не будут же воспитательницы, в самом деле, ради одной меня изменять распорядок дня – игры, прогулки и т.п.), но, сидя за столиком, я этого не знала и искренне верила, что да, вот такая моя теперь судьба – сидеть перед ненавистным хрючевом и отчаянно тосковать и мучиться.

Читать далее

Поддержка и самоподдержка: несколько распространенных способов поддержать себя и других, которые не работают

medvedДумала тут недавно о способах, которыми люди помогают себе и другим сделать нечто или справиться с переживаниями. Насчитала несколько таких, от которых и сама пострадала, сейчас перечислю. (Здесь не рассматриваются абсолютно деструктивные способы реагирования вроде «сама виновата» или «надо было раньше думать»; но даже искренние попытки поддержать близкого могут быть вполне разрушительны).

Способ 1. «Волшебный пендель» или «Соберись, тряпка». Этот способ поддержать ближнего своего настолько распространен, что по праву поставлен на первое место. Нельзя сказать, чтобы он уж совсем-совсем не работал: в конце концов, рабы на галерах, подгоняемые ударами бича, хотя трудились неэффективно и были частью системы с очень маленьким КПД, но все-таки толкали вперед судно (хоть и сгорали на непосильной работе очень быстро). Точно так же работает и «волшебный пендель» — предполагается, что нужно так наподдать другому (или попросить его наподдать тебе), чтобы пролететь какое-то расстояние к поставленной цели. И вот ты уже ближе к запланированному, а болью в заднице и унижением можно пренебречь. В народе вообще широко распространено верование, что ежели взяться, стиснуть зубы и заставить себя – то всего можно достичь. А ежели кто пинает балду с нестиснутыми челюстями, тот просто лентяй и его излечит хорошая взбучка.

И то верно: у человечества позади долгая история унижений, насилия и жестоких наказаний. Практически любого человека можно заставить делать практически что угодно применением (или угрозой примения) побоев и издевательств. Опять же, рабы на галерах, зэки на Беломорканале, египтяне с пирамидами – их достижения, сделанные из-под палки, потрясают. Значит и ты, ленивая морда, будешь писать диплом и бегать по утрам, подогреваемый страхом наказания. Что не так?

Читать далее

Зачем созависимому зависимый, или танго не танцуют в одиночку

тангоДавно ведь известно: созависимому очень нужен зависимый. Жене алкоголика нужен алкоголик. Замученной бытом домохозяйке очень нужен супруг – наплеватель и лоботряс. «Спасителю» нужен «спасаемый». Если спасать будет некого – то что же делать спасителю? Ради кого приносить жертвы и терпеть нечеловеческие муки? Если не будет нехорошего, пьющего, неумелого и сорящего деньгами, вредящего своему здоровью зависимого – на чьем же фоне созависимый будет выглядеть ангелом во плоти?

Просто так, обычной жизнью созависимому жить неинтересно. Нужно обязательно спасать, тянуть из пучины, надрываться и ночей не спать. Иначе созависимый ужасно нервничает, и делает шаги для восстановления статус-кво. Нет, конечно, водочки в компот подливает не каждый созависимый вылечившемуся зависимому, но бессознательно провоцировать будут все 100%. Как только зависимый, скажем, объявит о своем решительном намерении: НЕ ПИТЬ, и даст слово, как тут же созависимый ненавязчиво принесет домой шампанского (новый год ведь, или у ребенка выпускной, или день Парижской коммуны – надо ж отметить?), либо потащит зависимого на дни рождения семейства, где возлияния обязательны, либо еще что-то подобное учинит. Пойдут в ход и невинные замечания, и шутейные подколки (это ж так забавно – пил-пил, а теперь бросил! хахаха!), будут припомнены все прежние обиды и выходки зависимого… Жизнь зависимого, и без того непростая, будет всячески усложняться, и вместо поддержки он получит эмоциональное истязание. Конечно, при первой же возможности зависимый «сорвется». Что и требовалось доказать, удовлетворенно подумает созависимый, ну да, он не сможет, я же говорил! И привычно встанет в позу великомученика, который по жизни тащит этот крест.

Читать далее

Внутренний Критик и работа с токсичным стыдом: кино

Схема работы с токсическим стыдом клиента, как мне кажется, прекрасно визуализирована в сцене из старого, еще черно-белого фильма «Цирк» (да-да, того самого, который снял режиссер Александров).

Главная Героиня – циркачка Мэрион Диксон, приехала в Советский Союз на гастроли, выступает с трюком «Полет на Луну». Она здесь выступает в качестве раненой части личности клиента, да и выглядит соответственно: беленькая, нежная.

Внутренний Критик – ее импресарио и гонитель, резко отрицательный персонаж по имени фон Кнейшиц. Говорит, как лает, сыплет обвинениями, одет в черное и вообще крайне неприятный тип.

За психолога тут выступает Директор Цирка. Добродушный, уютный, безопасный. И то, что он делает в этом эпизоде – ровно это же делает психолог на консультации. И вообще это как-то символично.

За терапевтическую группу – публика в цирке, цирковые актеры, вообще массовка.

Итак, как выглядит психологическая работа с токсичным стыдом.

Читать далее

Муж выгоняет меня за измену: что делать?

муж ревнует
Письмо из рубрики на сайте «Вопрос психологу»

Здравствуйте. У меня сложилась такая ситуация. Сейчас я замужем. Но до замужества я с нынешним мужем жила вместе и однажды ему изменила. Тогда он простил, я пообещала больше никогда так не поступать и сдержала свое обещание. С тех пор прошло 3 года, мы поженились. Но он меня постоянно ревновал ко всем. Недавно я оставила открытым скайп, муж увидел, хотел почитать переписки. Я ему не позволила. Надоело каждый раз позволят? ? ему проводить проверки. Он сказал, чтоб я собирала вещи и уезжала. Как мне поступить??? Подскажите, пожалуйста
Ирина

Здравствуйте, Ирина
Даже по вашему скупому письму видно, как вам тяжело и как вы растеряны.

Пока что можно из вашего письма предположить вот что: за измену вашему мужу еще до брака вы чувствовали и чувствуете себя очень виноватой, и, похоже, считаете, что нужно загладить свою вину (вы пишете «обещала больше так не поступать и обещание сдержала»). (Я говорю «предположить», поскольку о ваших реальных чувствах знаете только вы, о чувствах вашего мужа – знает он, а спросить лично я в интернете вас не могу)

Но в ваших отношениях, похоже, у мужа накопилось много чувств. В реальных проступках вас невозможно упрекнуть: вы обещали быть верной женой, и держите слово. Возможно тогда, до брака, он сам честно верил, что не попрекнет вас (да и, похоже, не попрекает); только обида и злость все-таки находят выход – во вспышках ревности, требованиях «убираться прочь» и т.п.

Читать далее

Когда логика бывает неправа, или почему нельзя верить объяснениям клиента

 логика Вообще, когда я сама пришла к психологу в качестве клиента (давно это было :)), мне казалось, что мой психотерапевт творит чудеса, почти сродни вытаскиванию кролика из шляпы. Как это она делает, как узнает обо мне то, что я и сама-то не знала? И почему у меня не получается самостоятельно понять о себе такие вещи, ведь я совсем не дура? Теперь, когда я стала старше мудрее обучена гештальту :), я знаю, почему часто не срабатывают самокопания. И что надо делать, чтобы сработало. Основатель гештальт-терапии, Фриц Перлз говорил, что его не интересует «почему» человек делает то-то и это-то, ему важно увидеть, «как» он это делает. Дело в том, что вопрос «почему» — это вопрос «в голову», то есть, такой, на который нужно отвечать «правильно», как в школе. В школе ведь никого не волновало, что вы чувствуете к теореме синусов и нравятся ли вам крестоцветные растения? Нужно было давать правильные ответы, не отвлекаясь на чувства и переживания, так нас всех учили когда-то. Вот и выходит, что отвечает на вопросы «в голову» человек при помощи такой психологической защиты, как рационализация. Любому из нас очень важно выглядеть в чужих (и в собственных) глазах разумным, логичным, правильным, поэтому та информация, которая у человека есть, будет выстроена в правдоподобную историю. Рационализацию легко узнать по дистиллированной логичности, это ответ, который весь идет «из головы», то есть, никак не связан с ощущениями и переживаниями человека. Мой любимый пример рационализации – это цитата из «Соло на Ундервуде» Сергея Довлатова:

В молодости писатель Андрей Битов держался агрессивно. Особенно в нетрезвом состоянии. И как-то раз он ударил поэта Андрея Вознесенского. Это был уже не первый случай такого рода. Битова привлекли к товарищескому суду. Плохи были его дела. И тогда Битов произнес речь. Он сказал: — Выслушайте меня и примите объективное решение. Только сначала выслушайте, как было дело. Я расскажу, как это случилось, и тогда вы поймете меня. А следовательно — простите. Потому что я не виноват. И сейчас это всем будет ясно. Главное, выслушайте, как было дело. — Ну, и как было дело? — поинтересовались судьи. — Дело было так. Захожу в «Континенталь». Стоит Андрей Вознесенский. А теперь ответьте, — воскликнул Битов, — мог ли я не дать ему по физиономии?!

Видите? Признаки рационализации как психологической защиты – налицо: тут и искренняя вера в логичность и разумность своего поведения, и апелляция именно к объективности судей (Битов не к милосердию взывает, не на жалость напирает, а именно пытается логически переубедить). В этой цитате все выглядит комично, поскольку пропущен ключевой пункт аргументации – обычно его не пропускают, на нем-то и стоит все здание рационализации. В реальной жизни, если бы героем этой истории был не эксцентричный богемный питерский писатель, а средней руки обыватель, объяснения звучали бы, например, так: «избитый мною — мерзавец, глубоко непорядочный человек, я презираю его», «он первый начал, нанес мне оскорбление словом/действием, как можно такое терпеть!», ну, на худой конец: «бес попутал, помутнение в мозгу настало, перегрелся, заболел и т.п.». Общее во всех этих рассуждениях то, что они по форме строятся абсолютно логично («Я сделал это потому-то и потому-то»). При этом объясняющий неосознанно подразумевает, что:

  • любое поведение имеет причины
  • ну я же не ненормальный, чтобы не понимать причин собственного поведения!
  • а значит, я сейчас все объясню
  • …и, как умеет, объясняет

Читать далее

Почему так важно называть чувства своими именами

психология ошибок

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
Н.С. Гумилев «Слово»

Давно хотела это сказать. Мне кажется, это очень-очень важное дело – дать вещам названия. Дать названия чувствам, которые мы переживаем. Назвать свои ощущения, которые происходят в нашем теле. Обозначить свое отношение к тому или иному человеку в своей жизни, его ценность для себя. Дать оценку чьим-то (в том числе, и своим) вещам и поступкам.
Как часто в моей психологической практике в ответ на мои расспросы: «А что для тебя значит этот его поступок? И что ты почувствовала, когда он это и вот это сделал?…» — клиент в ответ ошалело взирает на меня и спрашивает: «А… зачем это нужно?» — «В смысле?» — «Ну, кому нужно, кому интересно то, что я чувствую? ЕСЛИ ЭТО ВСЕ РАВНО НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬ?»

Читать далее