Приходит мужик к психологу и начинает жаловаться:
-Помогите мне! Не могу больше. Моя работа меня просто выматывает, не знаю, куда деваться.
-А что у вас за работа? Или платят мало?
-Платят нормально, но работа очень изматывающая. Я сижу на складе, перебираю фрукты. Передо мной желоб, по которому скатываются апельсины. Надо подбирать их и раскладывать по ящикам: большие – в левый ящик, маленькие – в правый, а средние – в средний.
-Так а что вас не устраивает? Вроде нетрудная работа…
- Но эта проклятая проблема выбора каждый раз!!!
(Анекдот)

Сегодня хочу показать вам два видео с конференции ТЕД, которые, как мне кажется, говорят по-разному об одном и том же. О том, что выбирать – мучительно, и что человеку, оказывается, гораздо проще выбрать, ошибиться и всю жизнь прожить даже с ошибочным выбором, чем пытаться угадать правильное решение.

Ведь никто не будет спорить о том, что лучше иметь выбор, чем его не иметь. Мировая литературная классика до 19 века наполовину состоит из описаний страданий героев, у которых выбора не было. Катерина из «Грозы», которая луч света в темном царстве – у нее что, были варианты уехать куда-то из провинциального городка на Волге? От свирепой свекрови, алкоголика-мужа и старорежимной мещанской скуки? Госпожа Бовари – тоже без вариантов; по крайней мере, зарабатывать самостоятельно Эмма Бовари совершенно не умела, а искать собственное призвание и в нем реализовываться была не обучена, так что остались ей лишь постылый муж и тошная провинциальная жизнь. Анна Каренина, та, конечно, попыталась. Попыталась отвергнуть тот расклад, который ей преподнесла судьба, ушла от нелюбимого и родила любимому ребенка. И очень быстро поняла, что общество говорит ей открытым текстом: нет у тебя выбора, НЕТ, Аня. То, что ты выбираешь – мы не примем никогда, ты отщепенка и мы тебя отвергаем.

Так что попытка сделать собственный свободный выбор много веков заканчивалась для героя книги смертью: либо под паровозом, либо от чахотки, либо на плахе, ну или, на худой конец, от нищеты и голода. Литературные произведения, конечно, несколько драматизируют ситуацию, но, уверена, в реальной жизни сделать свободный выбор по своему вкусу было бы еще более трудно. Жизненный путь человека был прописан «от» и «до», вариантов двинуться куда-то в сторону от предначертанной колеи было совсем немного. Вся мировая литература вопиет о том, как это жестоко и несправедливо: жениться не на том, кого любишь; за копейки убиваться на тяжелой и нудной работе; не иметь ни малейшего шанса выбиться в люди… Да, это действительно жестоко и унизительно для человеческого достоинства. Гуманисты всех мастей убедили цивилизованное человечество в этом; не сразу, постепенно. Прогремели две мировых войны, прошли ожесточенные социальные выступления за эмансипацию меньшинств (женщин, этнических групп и т.п.). И в какой-то момент (как в интернетах пишут, ВНЕЗАПНО), современный человек обнаружил, что стоит на таком распутьи, на котором никто из предшественников не оказывался. Хочешь – направо иди, хочешь – налево. Как говорила Тоня Кислицына из кинофильма «Девчата»: хорошо быть самой себе хозяйкой! Хочешь – халву ешь, хочешь – пряники.


И вдруг стало понятно, что делать выбор – это еще одна трудная работа. Физически, возможно, несложная, а вот психологически – выматывающая и утомительная. И иметь-таки в наличии широкий выбор оказывается не менее тяжким, чем его не иметь вообще.

По крайней мере, когда перед человеком открывалась одна дорога и не больше, у него была возможность на этом своем единственном поприще расти и совершенствоваться. Стараться стать хорошим каменщиком, или хорошим слугой, или хорошим кузнецом… Ну, или отказаться от этой возможности и быть простым каменщиком и так себе кузнецом. Чтобы изменить судьбу – нужно было прикладывать титанические усилия, вроде Ломоносова, который пришел пешком из Холмогор с рыбным обозом учиться. И было ясно: у меня нет запредельных сил – значит, нет смысла и напрягаться; передо мной лежит та стезя, по которой ходили отцы и деды, у них все нормально получилось, значит, и у меня все будет хорошо. Такая определенность хоть и скучновата, но дает уверенность и опору: ниже пола не упадешь, чтобы стать хуже моих родителей, нужно постараться. А чтобы стать лучше – ОЧЕНЬ постараться. Но мой шесток мне уже определен, сяду-ка на него и буду привыкать, что такова моя судьба.
Об этом говорит в своем видео «Парадокс выбора» Барри Шварц:

Сегодня же перед человеком открываются сотни и тысячи возможностей, достичь которых можно, даже не выбиваясь из сил. Можно уехать в любой уголок мира и заняться любым, практически любым делом. Работать руками или тренировать интеллект. Заводить романы с неограниченным количеством людей (и даже разного пола). Растить детей так, как согласуется с любыми вашими представлениями (и мнениями на любом из форумов интернета по родительству и воспитанию). Одежду можно выбирать по вкусу, работу, отдых, друзей, книги и фильмы.
И тут-то становится понятно, как это мучительно и непросто: выбирать, выбирать, выбирать.
Знаете, установленные правила – не только ограничивающая человека клетка. Часто ограничения используются, как опора и остов, вокруг которого формируется жизнь человека. В нашей стране много поколений интеллигенции построили свою жизнь вокруг оппозиции правящей власти: до 1917 года было модным симпатизировать революционерам. В 70-80 годах нашего века – нормой считалось рассказывать анекдоты про генсеков, сидя с единомышленниками на кухне. Как стало понятно из событий 90-х годов, никакой конкретной программы действий у «оппозиционеров» не было, все их действия означали только: «А мы против, против! Мы не хотим, чтобы нам запрещали, вот!» (От проведения же параллелей с сегодняшними днями я благоразумно воздержусь ;) ))
Поэтому ситуация, в которой «все можно» воспринимается человеком именно как стресс. Когда есть, с кем бороться, то ситуация понятна, уютна, определена: мы – тут, враги – там; мы хорошие, они не очень. А когда непонятно, куда идти, преимущества каждого из путей манят, а недостатки – страшат, позиция у выбирающего крайне неустойчива. Уж лучше сделать выбор, и ошибиться в нем! По крайней мере, понятно, что сделанного не воротишь, и надо учиться жить с тем, что осталось. И многие учатся! Все мы читали интервью с инвалидами, которые совершенно искренне говорят: да, моя инвалидность дала мне так много! Это – самое ценное, что случилось со мной в жизни! И ведь не врут. Говорят чистую правду, просто происходит это из-за того, что человеку свойственно обживаться в самых тяжелых условиях и стараться найти в них что-то хорошее.

Все, наверное, читали про «стокгольмский синдром». Это – крайнее проявление того же принципа. Появилось это название после инцидента, когда в 70-е годы в одном из банков Стокгольма бывшие заключенные захватили нескольких сотрудниц и неделю удерживали их в заложниках, угрожая убить. После переговоров здание банка было взято штурмом, и, как сказали бывшие заложники журналистам, они были недовольны не действиями уголовников, а грубым поведением полиции. На свои деньги банковские сотрудницы наняли адвокатов захватчикам, и одного из них даже удалось спасти от тюрьмы. На свободе бывший похититель стал общаться и даже завязал дружеские отношения с одной из бывших своих жертв – сотрудниц банка.

Так вот, психологический принцип, заставивший заложниц симпатизировать тем, кто их захватил, и описан во втором видео – рассказе Дэна Гилберта о том, как окончательный выбор, который нельзя изменить, заставляет людей «синтезировать счастье» и чувствовать довольство от того, что с ними случилось именно это.
Что я хочу посоветовать читателю, который теперь знает, что широкая возможность выбора – не всегда благо? Делайте выбор. И пусть он будет окончательным. Хотя бы на короткое время – но окончательным.

Пока нет хорошего плана действий, лучше выполнять не очень хороший план, чем зависнуть на точке выбора и искать идеальное решение. В конце концов, если делать хоть что-то, шанс на результат выше, чем если сидеть на месте и выбирать-выбирать-выбирать.

Так что делайте выбор. Придумывайте план действий — на неделю, месяц, три месяца, год. И следуйте ему. Скажите себе: я не могу менять план на полпути; сделанное мной решение окончательно, по крайней мере, пока я не достигну запланированного. Позвольте себе пересматривать решение не раньше, чем когда вы достигнете того, что наметили (или не раньше установленного срока). Да, я считаю, что возможность изменить план или скорректировать свой выбор – важна. Но не раньше, чем вы достигнете хоть чего-то, в противном случае, вы будете метаться, не в силах отдать предпочтение хоть чему-то.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail

Комментарии к данной записи закрыты.