Чем отличаются психологическое ощущение безопасности и реальная безопасность


Вот выступление Брюса Шнейера на конференции TedX, посвященное реальному и воспринимаемому чувству безопасности. Оказывается, ощущение безопасности и реальная безопасность – разные вещи. И вот на какие мысли навело меня это выступление.

Иллюзия (чего бы то ни было, в том числе и безопасности) – большая ценность в сегодняшнем мире. По большому счету, именно за иллюзии в современном мире и происходит основная борьба. (В самом деле, все ли читатели верят, что школьные экзамены ЕГЭ показывают реальные знания учащихся? А какая битва идет за каждый балл ЕГЭ – родители старшеклассников не дадут соврать!) Да, кстати, о школьной программе: она тоже в большой степени – иллюзия того, что знания, в эту программу включенные, понадобятся выпускникам в реальной жизни…

Безопасность имеет издержки на ее поддержание. Но и у иллюзий есть своя стоимость, и их поддержание часто стоит столько же, а то и гораздо дороже реальной безопасности! Иллюзии требуют множества вложений – физических и моральных. Например, индустрия красоты зарабатывает себе на хлеб с маслом (и икрой), продавая клиенткам иллюзию поддержания вечной молодости и неотразимой привлекательности. Известно же, что президент косметической фирмы «Ревлон» напрямую признавался, что он торгует не помадой, а расфасованной в тюбики надеждой – надеждой на привлекательность, и, соответственно, на счастье в личной жизни. Ролики шампуней практически все построены на этой схеме – вот идет красотка, такая вся, помахивая пышной шевелюрой (вымытой правильной маркой шампуня), а мужики вокруг так и падают, падают, падают, и сами собой в штабеля складываются! Все мы понимаем, что рекламная картинка – определенная условность, но именно по таким правилам игры нравится играть и покупателям, и производителям.

Иллюзии – то, что человек запросто так не отдаст. Всем известен эффект «убивать вестника с дурной вестью». Например, несколько раз встречала на форумах вопрос: «Видела мужа подруги, который целовался в кафе с какой-то чужой девкой. Что делать, говорить подруге или нет? Ведь она меня убьет!». Ясно дело, убьет. И не изменщика-негодяя, а «вестника» – того, кто уничтожил ее иллюзию о крепкой семье. И ведь, несомненно, сигнальчики о неидеальной верности мужа были и раньше, но слышать их – значит, отказываться от представления о том, что в отношениях все хорошо. И женщина закрывала глаза и уши. Ничего не знаю – значит, ничего и нет.

К врачам многие по той же причине не любят ходить: пока не обследовался, вроде все нормально, а ну как надиагностируют какую-то заразу, так это что же значит – лечиться идти? Тратить время, деньги, бояться худшего? Нет, лучше не ходить к коновалам этим, считать себя здоровеньким. И человек выбирает иллюзию, а не правду.

За иллюзии человек цепляется изо всех сил. В них есть большая ценность: они защищают от психологической боли, неуверенности и убирают неопределенность. Обычно на этом месте в большинстве статей о «личностном росте» выказывается укоризна в адрес тех, кто «врет себе» и идет призыв «смотреть правде в лицо». Ну нет, это было бы слишком просто.

Дело в том, что тот, кто «не желая личностно расти», врет себя, на деле защищает себя от болевого шока, тем более мучительного, чем более сильное осознание неприятной правды предстоит. Долгое время человек покупал эмоциональное спокойствие ценой веры в определенную картину мира. И так получилось, что постепенно представления о мире сильно разошлись с реальной реальностью. При столкновении реальности и иллюзорного представления о ней человеку придется проделать очень большую работу. Огромную работу. Помните, как Нео получает красную таблетку – и вынужден принять, что находится не в иллюзорной, очень приятной реальности, а в неприятных и унизительных условиях растительного существования? Да, кстати, в фильме хорошо показано, насколько много энергии потребовалось герою, чтобы свести концы с концами. Драки, погони, перестрелки и полеты по воздуху – все это, конечно, художественное преувеличение. Но количество сил, положенное на то, чтобы примирить действительность со столь отличной от нее иллюзией (ты не король мира, ты лежишь в ящике со слизью среди тысяч таких же, и из задницы у тебя трубка торчит) – показано как раз близко к настоящему. Так что человека, который упрямится и не хочет разом быть «осчастливленным» огромным количеством неприятной правды, по крайней мере, понять можно.

Но верить в иллюзии – небезопасно во всех смыслах. Лучше знать о проблемах здоровья и «дырах» в системе безопасности – по совершенно понятным причинам. Поэтому «сводить» реальность и представления о ней все-таки приходится. И встречаться с неприятной правдой в лицо – тоже стоит. Способов это сделать, принципиально, всего два: один – одноразово, «рывком» (как у Нео из «Матрицы»), а другой – тот самый, который практикуется в кабинете психолога: постепенно, понемногу, по чуть-чуть. Столько, сколько за один раз человек может выдержать, не разрушаясь и не ранясь об мучительную истину до полусмерти (а вы думали, почему психологическая работа бывает такой длительной? Да-да, и из-за того, что воспринять слишком большой объем негативной информации человек не сможет – стоят «защитные барьеры», которые просто не позволят в результате одной смысложизненной беседы переродиться).

Кроме того, иллюзорная картина мира дорога человеку еще и потому, что дает предсказуемость (пусть тоже иллюзорную – но хоть что-то!). Ведь правда еще и в том, что человек бьется в кровь за свою картину мира не только тогда, когда в ней он – король вселенной. В кабинете психолога клиенты с картиной мира «я велик и прекрасен» встречаются на два порядка реже, чем те, кто пришел доказывать, что «все бабы – корыстные дуры» или «мне в жизни ничего хорошего не светит». Люди очевидно страдают от такой картины мира, но упорно и энергично за нее цепляются, не желая отвергать. Да-да, это тоже про иллюзию безопасности. Ощущение: «Я знаю, каков этот мир, знаю принципы его строения и знаю свое место в мире» дает ощущение безопасности и предсказуемости, отбросить которое рывком – очень страшно.

Говоря о соотношениях реальности и модели, которая описывает эту реальность, повторю всем известное: «Карта – это не территория». Как известно, представление о реальности мы можем получить (по большей части) из ощущений, которые получим при столкновении с действительностью. А модель представления о действительности как раз может быть выведена логическим путем, можно сказать, «на кончике пера», полностью умозрительна. Можно отдельно отметить, что для психолога бывает довольно непросто уговорить клиента «выйти из собственной головы» и проверить на практике, как же к нему на самом деле относится окружающий мир. В умозрительном представлении о мире бывает неприятно, но спокойно и есть иллюзия контроля и знания. Окружающий мир (каков бы он ни был) кажется гораздо более страшным и небезопасным местом.

Модель представлений о мире нужна для того, чтобы понять сложные взаимодействия в мире, которые не всегда очевидны из реального опыта человека. В самом деле, из реального опыта как раз не очень ясно, зачем отказывать себе, корпеть над учебниками и получать образование, когда можно проводить время с приятностию за возлияниями с друзьями. Но в модели реальности, которой мы руководствовались, поступая в вуз, существует взаимосвязь между жизненным успехом, заработками, интересной работой – и оценкой в зачетке. Так умозрительная картина мира может регулировать поведение человека прямо сейчас. Откуда берутся модели? Из СМИ, от родных, близких, из книг и литературы. А психолог, кстати, работает с моделями представлений о себе (теми самыми «я никому не нужна», «я бездарность и урод», «я неудачник» и т.п.), усвоенными в раннем возрасте, еще до формирования критичного отношения к поступающей извне информации. Модель отношения к себе ребенок усваивает от родных и несет по жизни. «Я тварь дрожащая» или «Я право имею» — ребенок узнает очень, очень рано, еще до того, как научается говорить. И переубедить его, показывая, что окружающий мир ничего подобного не подразумевает, оказывается весьма непросто.

Брюс Шнайдер говорит, что, когда модель перестает работать, можно:

  • манипулировать эмоциями
  • сменить модель

Боюсь, что в ситуации психологического консультирования речь идет в первую очередь о смене модели представлений о себе. Потому, что манипулировать эмоциями клиент обычно пытался не раз и не два – и не сработало. Чаще всего, человек уже тысячу раз попытался купить любовь и заслужить оценку себя, как «хорошей девочки/мальчика», добиться похвалы от мамы или достичь непререкаемых успехов. И уже узнал, что все это – безрезультатно. Мама, если не хочет хвалить – не будет, и никак не добиться от нее того, чтобы она прекратила говорить: «все из-за тебя» и «ты ничего не можешь сделать нормально». Жизненные достижения легко обесцениваются, просто в одно касание: ну и что, что карьера, детей-то нету! А если семья и дети – то, наоборот, нет карьеры и денег не хватает. А если и счастливая семья, и богатство (что бывает нечасто), то, значит, сам урод, неталантлив и неумен, а окружающие просто не догадываются о глубине моего ничтожества.
Нет, в играх с манипулированием эмоциями человеку не выиграть, по крайней мере, на поле самооценки. Только менять модель. А это, как я уже писала, долго и очень постепенно. Иначе – никак.

Понравилась статья? Хотите регулярно получать заметки и интересные статьи психолога? Подпишитесь по RSS или получайте обновления по e-mail